Царствие Иггрово

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Царствие Иггрово » Летопись » Охота на моруна


Охота на моруна

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1 Игроки: Брент, ЭрТар
2 Место: Селище Кривые Мухоморы и его окрестности
3 ЭрТар и Брент пошли охотиться на моруна - и что из этого вышло.

0

2

В Кривых Мухоморах Брент не планировал задерживаться. Ему следовало пересечь Царствие и выйти к Границе. Но как тут не задержаться… он ведь вроде как никуда и не спешил. По крайней мере – не особенно. Ну, прямо вот сейчас, лежа в теньке под деревом и жуя травинку. Невдалеке селищане пасли небольшое стадо коров. Брент точно знал – через час хозяйка, у которой он изволил остановиться, поднесет ему свежего молока и маковую булку.
Мужчина сглотнул слюну и перестал мечтать. Яблоня, под которой он устроил свое йерово уставшее разомлевшее тело, тихонько шуршала листочками. Брент никогда не испытывал неприязни ко всякого рода тварям. И уж тем более к деревьям. Ну как их можно не любить… они дают тень. И еще Брент очень любил яблоки. Моченые яблочки с жженым сахаром…
Так, хватит. Желудок уже просто танец выбивает внутри. А встать тааак лень. Все равно же хозяйка принесет молоко… а вечером позовут ужинать. Ну и как отсюда уйти? Брент решил отправиться завтра утром, по холодку. Мантия йера была довольно плотной, и дико мешала. Но мужчина пренебрегал правилами и предпочитал ходить в штанах и рубашке. Мантию натягивал лишь тогда, когда вдалеке показывалось селище. Хотелось почтительного обращения. Мужчина растрепал русые волосы, вздохнул и потрогал мочку уха. Интересно… получит ли он когда-нибудь серьгу. Хотел ведь когда-то. Дико хотел. Но одного взгляда на серьгу, еще болтающуюся в ухе Приближенного Кади, хватило. И вот теперь йеру приходится бегать по различным поручениям. Важным, без сомнения. Но… но. Не на серьгу он сейчас выслуживался. Скорее на жизнь. Странно, что Приближенный его не убил. Возможно, все же стоит надеяться – дхэры видят – он куда способнее.
Мда. Только вначале серьгу стоило заслужить.
Мужчина потянулся и неодобрительно глянул на ползущее в его сторону солнце. Тень под деревом уменьшалась. Лень было даже тянуться за плетью, чтобы нагнать какие-нибудь облачка…

0

3

Слух о том, что в селище Кривые Мухоморы начали пропадать люди, до ЭрТара дошел в одной придорожной едальне. Послушав мужичка, который описывал "от такенное страшилище, чтоб мне лопнуть", охотник загорелся идеей завернуть в селище и повидаться с чудищем лично - тем более, что бусин на его браслете осталось прискорбно мало, хорошо еще, если на два дня хватит. Нет, ЭрТар не был самоубийцей, просто он здраво оценил количество выпитого рассказчиком скваша и пришел к выводу, что достоинства чудища были преувеличены раз в десять. Окажется на деле какой-нибудь клыкач или тварь из Приграничья - опасная, конечно, но знакомая. Зато если правильно дело обставить, можно с селищан хорошую плату взять, да еще с надбавкой за риск... Конкурентов поблизости вроде бы быть не должно, их всех, по словам того же мужичка "тварюга ента схарчила", а скорее всего ребят просто цена не устроила. И то, как начнет селищанский староста стонать, что и неурожай, и ирну оплачивать нечем, так что вот, что отжалели, то и бери, - легче уйти, чем переспорить. Тут ведь особый подход нужен... тот самый, который ЭрТар в совершенстве освоил.
Так что теперь вот горец топал по пыльной дороге, разглядывая приближающееся селище. Почему оно называлось Кривыми Мухоморами, горец так и не понял: мухоморов вокруг не было вообще никаких - ни кривых, ни прямых. Зато в обилии рос репейник, так и норовящий понацепляться на подол айсты. Тишшев хвост так вон уже можно было использовать вместо кистеня...
А вообще селище ЭрТару понравилось: маленькое, с опрятными домиками и зелеными садиками... в одном из которых на травке лежал йер.
Настроение охотника резко упало - йеров он не то чтобы боялся, просто предпочитал обходить стороной. Потому как если йер в селище, то неизвестно, как он отреагирует на охотника: может благословить, а может и браконьером обозвать - и попробуй оспорить! Не посмотрит даже, что печать на грамоте стоит, как положено... И потом, чуть начнешь с селищан лишние деньги выдуривать - они же сразу жаловаться побегут!
Сперва ЭрТар даже пожалел, что завернул в селище, но деньги были нужны так, что придется на работу соглашаться. А йер что - в конце концов, он же не живет тут, уйдет когда-нибудь. А чтобы до его ухода время потянуть, достаточно попросить у заказчиков пару дней "на подготовку" - часто используемое охотничье право... Так что горец воспрянул духом и начал высматривать дом старосты.

+1

4

Брент поднял голову, уже всерьез собираясь вразумить тень, вздумавшую уйти с йерова лица, с помощью плети, но замер, прищурившись. По дороге брел охотник. Ох-ха… Горец. Надо же. И что ему в горах не сиделось…
Нет, против длиннокосых Брент ничего не имел. Вот только те очень редко без кривой усмешки обращались за помощью к йерам. Не верили, видимо, совсем. Ну да, мыслестрелу быстрее поверишь, чем каким-то туманным наставлениям. Тем более большинство из них, как уже давно догадывался йер, были простым обманом. Никакой божественной сущности в них не было. Однако в силу Иггра Брент верил, и даже очень. И как тут не поверить, если каждый день приходится пользоваться его дарами? Плеть та же…
Мужчина вздохнул и погладил рукоятку пальцами. В плечо ткнулась короткая волна.
Нет, дорогая, я передумал. Мы пойдем портить аппетит горцу. Кстати, видела, какой у него корлисс? Знатная зверюга, видно, что любима хозяином.
Вот и чудесно. Йер поднялся и отряхнул штаны. Да, немного запылился, пока по дорогам шлялся… Ничего. Сегодня прикажет хозяйке согреть воды. Пусть побегает, а то молока Брент так и не дождался. Вот же наглая баба. За осенение огорода йер у нее и жил, но так надо же понимать, что они все еще не в расчете?! Селищанка… простая и глупая.
Мужчина неторопливо побрел к «своему» дому. Следовало ополоснуться холодной колодезной водичкой, побриться, опять же. И вперед, разыскивать горца и мешать ему работать. Хотя вообще странно, что он все же завернул в селище. Йер не сомневался, что охотник заметил его. Горцы отлично подмечают даже мелочи, а уж целого и немалого Брента заметить было легче легкого. Ну и понятно – крагг тут не будет – йер же тут. Хотя, конечно, Брента позвали не на все поля, но… оплатили кое-какие. О других проблемах никто ему не сообщал… хм. Неужели?..
Видимо, кое-что ему все же «забыли» сообщать. Ну, вот и ладно. Посмотрим, как тут пойдет.
Мужчина переоделся в комнате, вымывшись – у них для йера даже кусок мыла нашелся! Хотя Брент все носил с собой. Побрившись и причесавшись, мужчина теперь не выглядел совсем уже таким бездомным. Плеть свилась кольцами, ее кончик прижимался к бедру йера, как змея, едва не оплетая ногу. Но таких вольностей плети Брент не позволял. А так – пусть прижимается, ему-то что.
Мантию мужчина надевать не стал, ну ее, в ней жарко. А почтение… оно же вовсе не к мантии. Брент не сомневался – селищане отлично видят, что он служитель Темного. Однако в таком отдаленном селище выбирать не приходится. Да и Брент был довольно приветлив, общителен. Поддерживал беседы об урожае, что-то подсказывал, помогал. Странный такой йер, да.
Мужчина направился к едальне, пощупав браслет. Благодаря щедрости селян и отдаленности поселения – бусин было достаточно, чтобы хорошо поесть. И выпить. Чем Брент и занялся, предполагая, что охотник в едальню заглянет.

0

5

Староста так долго мялся, что горец заподозрил, будто все серьезнее, чем мужик пытается представить. Из слов старосты выходило, что в селище все в порядке, никаких тварей поблизости нет - ага, и это-то в приграничье? - и вообще, селищане живут счастливо и в достатке. А пропадают? Ну что же, бывает, места-то не самые безопасные... Мужик понял, что сам себе противоречит и замолчал. Охотник, увидев, что ничего большего от него не добьется, направился в верный источник новостей - то бишь в едальню.
По-хорошему стоило бросить это дело и топать в соседнее селище, но на ЭрТара вдруг накатило любопытство. Стало интересно, что же на самом дел творится в этом селище. И потом, денег нет... А притащишь старосте башку неведомой твари - пусть попробует не заплатить хотя бы за молчание!
Вечером в едальню потянулись местные жители - посудачить о том о сем и поперемывать друг другу косточки. Они не выглядели ни испуганными, ни встревоженными, но все же по их виду нельзя было сказать, что в селище все гладко: байки травили в основном страшные, про морунов и прочих тварей, некоторые обменивались многозначительными взглядами, кивая на пустующее кресло в углу - видимо, место кого-то из пропавших. На охотника косились весьма недружелюбно; несмотря на все попытки ЭрТара вовлечь кого-нибудь в разговор, место за его столом так и оставалось пустым. Горец окончательно убедился, что что-то здесь нечисто. Остался сущий пустячок: выяснить, что именно, и устранить причину беспокойства. И стребовать деньги со старосты...
- Да, задачка... - нимало не расстроившись, протянул ЭрТар. - Но мы посмотрим, в чем тут дело, верно, Тишш?
Кошак явно не разделял хозяйского энтузиазма, но ЭрТара и это не смутило.

0

6

Йер с интересом наблюдал за попытками охотника найти себе собеседника – а значит – работу. Самому Бренту было наплевать на проблемы селищан, ну, кроме тех, с которыми они к нему уже подошли. Охотник вызывал у него гораздо большее любопытство, чем эти люди.
И особенно корлисс. Охотничий, но здоровенный, ухоженный. И явно с характером зверюга. Брент мечтательно представил такую тварь у своей ноги. Вот было бы здорово иметь такого защитника. Не то, чтобы йер не мог защитить себя сам, но тупые селищане понимают только грубые намеки. Сам же Брент особого страха не вызывал – и не стремился никогда. Но порой просто необходимо было как-то произвести впечатление. К сожалению – в большинстве случаев на братьев.
Местный певец уже с час терзал свой инструмент, вызывая у йера головную боль и желание разбить кружку со сквашем о голову бедолаги. Привычные селищане не обращали на певца внимание.
Наконец Брент не выдержал, поднялся и подошел к стойке, молча отобрал инструмент и вернулся на свое место. Певец успел только вякнуть, но наткнулся на взгляд йера и замолчал, вопияя теперь безмолвно. Мужчина хмыкнул и присмотрелся к трофею. Ничего такая игрушка…
Первые звуки, поплывшие по едальне, заставили селищан замолкнуть. Йер еле касался струн, с виду скорее ласкал их, чем перебирал. Песня была откровенно странной, вряд ли селищане могли сопоставить такой текст с жизнью йера. Но почему-то Брента эта песня всегда цепляла. И ему действительно было без разницы, что подумают о нем люди. Быть может… горец поймет. Хотя нет. Его гордость этого не примет.

Вдруг утратив походку гордую,
Лоскуток крыла теребя,
Я брожу в лабиринтах города,
Опасаясь встретить тебя

Подберите бродячего пса, о сиятельный мастер
Я устал подаянья просить у обычных людей
Я немного блохаст и не слишком породистой масти
Но разборчив в хозяевах и без претензий в еде

Я умею смотреть в глаза, я умею идти по следу
Я стану беречь ваш дом от кошек и дураков
Вы станете другом мне, единственным и последним
А я буду гордо носить тяжесть новых оков

Подберите мне новое имя, сиятельный мастер
Я устал быть подобием тряпки в ногах у судьбы
Я начну как бы новую жизнь, и отступят напасти
Не беда, что сейчас мои ласки нелепо грубы

Я умею просто любить, понимаю команду: "Рядом!"
Я отлично чую врагов, и зубы мои крепки
Что стоит вам сделать шаг и вырвать меня из ада
Не дав умереть к утру от голода и тоски

Подарите мне право на небо, сиятельный мастер
Я мечтаю скользить над землей, не касаясь камней
Я несу сквозь помойку и смерть мое право на счастье
Протяните же руку и тихо скажите: "Ко мне!"

Я буду нужен и чист, я буду верен до гроба
И солнце коснется меня, и скажет: "Не умирай!"
И боль уйдет навсегда, исчезнут шрамы и злоба
А я получу надежду пробраться в собачий рай.*

*Тэм - Собачий ангел

Мужчина допел, отложил инструмент и глотнул скваша. Певец тихо дулся возле стойки, утешаемый хозяином едальни. За своей собственностью он боялся подойти, а Брент решил, что заберет лютню с собой. Хотя зачем она нужна.
Йер теперь с задумчивостью рассматривал горца – и не ясно, о чем он думал. Бренту поднесли подарок – кружку скваша, но мужчина к ней не притронулся. И кружка осталась стоять рядом, словно мужчина кого-то ждал. Йер усмехнулся, размышляя, кому хватит наглости присесть к нему и заговорить, надеясь на выпивку, к которой Брент был довольно-таки равнодушен. Особенно сейчас, когда внутри жило какое-то смутное беспокойство. Или в приграничье это обычные ощущения?

+1

7

Когда в едальню вошёл йер, ЭрТар чуть не плюнул с досады: теперь никакого разговора с селищанами точно не получится! Хоть разворачивайся и уходи... Но природное любопытство все-таки взяло верх. Некоторое время горец наблюдал за йером, отмечая некоторые странности в его поведении. От горца не укрылся и ответный заинтересованный взгляд, которым пару раз скользнул по нему йер - ЭрТар едва удержался, чтобы не скорчить тому страшную рожу, как обычно делал, если на него пялились незнакомцы. Но йер всё-таки...
- А чего ему тут надо, интересно? - пробормотал горец. Действительно, йер ведь явно остановился в чьём-нибудь доме, так какой Иггр его в едальню понёс?
"Не Светлый, определённо не Светлый..."
То, что йер проделал дальше, окончательно сбило ЭрТара с толку. Нет, песня была интересная, да и голос у мужчины неплохой, но чтобы служитель Иггра (да еще наверняка Тёмного!) пел в едальне, как распоследний менестрель? Чего он этим добивался? Будто кинул вызов толпе: поймёте - не поймёте?..
- Да, Тишш, интересные дела творятся... - тихо проговорил горец. - Только нам-то что делать, а?
Кошак глубокомысленно вылизывал лапу и на вопрос хозяина не ответил. Зато горцу в голову закралась одна мысль, которую еще минуту назад он сам назвал бы глупой. Если нельзя охотиться, не уведомляя йера, то почему бы не попросить разрешения у самого йера? Игра с огнём, конечно, но... Служителю Темного что стоит головой кивнуть - ЭрТар же сам пойдет головой рисковать, а не его потащит?
Не давая себе времени передумать, горец велел Тишшу караулить сумки, а сам пересел на пустовавшее место за столом йера. Чтобы тот, не дай Иггр, не подумал, что ЭрТар нацеливается выпить за чужой счёт, взял с собой свою кружку скваша. Заговорил сразу, не давая йеру возмутиться, но, как водится, начал издалека.
- Хэй-най, уважаемый, какой тут жытель злой - дэньги за еду брать, а чтоб пагаварыть... Я смотрэть - мой стол пустой, твой стол пустой - чэго мэбель зря занимать, ннэ? - ЭрТар улыбнулся, входя в образ. - Два харошый чэлавэк - одын харошый разговор, э?

0

8

Задумчивость на лице Брента сменилась улыбкой – еле заметной, но все же. Оглядев горца, мужчина кивнул.
- Если разговор хороший, то почему бы и не поговорить. – Он слегка прищурился. – Особенно с умным человеком.
Мужчина чуть откинулся назад, вытягивая ноги под столом. Плеть задумчиво подрагивала, невидимая сейчас из-за стола, но это слегка напрягало мужчину. Угроза идет от охотника? Корлисса? Или кого-то из селищан?
Брент был уверен – никто из них не является самоубийцей – связываться с йером. Особенно бродящим по селищам в одиночестве. Мужчина явно умеет себя защитить, раз не полагается на обережь. И проверять умения путешествующего йера никто явно не отважился бы. Денег же у Брента было до позорного мало – всего пять бусин – благо хоть кормят-поят бесплатно. И за жилье только ирной и заплатил. Хоть в чем-то радость йеровой мантии.
Горец приятно удивил. Хотя, быть может, он всего лишь хочет получить благословение? Интересно, получается, работу он уже нашел? И почему же так тревожится плеть. И почему не проходит ощущения приближающегося… как бы это так мягче выразиться… внимания Темного Иггра?
- Корлисс у тебя хорош. Сколько лет? – благодушно спросил мужчина, поглядывая на настороженного кошака, оставшегося возле стола горца. Наверное, корлиссу очень не понравилось решение хозяина.

Отредактировано Брент (2010-08-06 20:34:55)

0

9

- Э, дарагой, разговор харошый - нэ самнэвайся! - сверкнул белыми зубами ЭрТар, радуясь, что йер не погнал его к обоим Игграм. Сделал вид, что отхлебывает скваш (пить это разбодяженное водой пойло на самом деле он не рискнул), помахал рукой какому-то селищанину, особо пристально пялившемуся на них. И уже потише, без акцента, сказал так, чобы услышал один йер:
- Странноватое тут что-то творится, ннэ? Чего они злые такие, не знаешь? Того и гляди драка будет...
Жители и правда косились на йера с горцем с нескрываемым недружелюбием, которое только возросло, когда ЭрТар подсел за йеров столик. Нет, ну понятно, что божьего служителя селищане боятся, но охотника-то с чего? ЭрТара обычно принимали дружелюбно, а иногда даже просили байки потравить пострашнее... Вывод напрашивался один: селищане сами могли понарассказывать страшного, причём это случалось тут каждый день и на самом деле. Но отчего-то держали всё в тайне даже от йера...
- Корлисс? - ЭрТар кинул взгляд на разлегшегося под лавкой Тишша. Тот почему-то перестал вылизываться и поднял голову, настороженно прислушиваясь. - Четыре года. Малой он еще у меня...
Что, интересно, случилось? На вопрос йера ЭрТар отвечал машинально, уже развернувшись вправо, чтобы посмотреть в окно. Ничего интересного он, однако, там не увидел, но тревога не унималась. А через несколько мгновений с западной стороны селища донесся истошный женский визг. Никто еще не успел опомниться, а в едальню влетела девочка в сбившемся платке и прямо с порога закричала:
- Тетку Рену медвед разорвал!!!

0

10

Мужчина хмыкнул – да, он не сомневался, что горец куда умнее, чем многие его сородичи. И уж коллеги по цеху точно.
Йер кивнул, отвечая тихо, но не двигаясь с места. Он точно знал, что натренированный слух сороки очень острый, и парень услышит, что скажет ему служитель Темного:
- Меня приняли довольно приветливо. – Чуть качнул головой и тронул пальцами почти истерящую уже плеть, - несколько ирн… к младенцу еще позвали. Однако никаких трагедий рассказывать не стали и очень уж недовольны тем, что я не ушел до сих пор. И чем больше они недовольны, тем дольше я тут пробуду. – Он сказал это с усмешкой, не волнуясь, что горец может посчитать это обычной йеровой мстительностью. На самом деле в другом бы случае мужчина сразу же ушел из негостеприимного селища. Тут же творилось что-то странное, поэтому он и остался. А вовсе не из желания досадить тем, кто так хорошо его принял. Даже у йеров бывает совесть и чувство благодарности.
- Да, молодой… но ты его хорошо содержишь. Упитанный такой…
Мужчина прервался, слушая этот чудесный вопль, а потом рассматривая девчонку. Быстро взглянул на горца и поднялся, оглаживая плеть. Он был уверен, что любопытная сорока отправится с ним, поэтому поспешил к двери.
Плеть сама легла в руку, но Брент пока что ее не расправлял, держал свернутой. Но дрожь, пробегающая по кнутовищу, заставляла слегка волноваться, предвкушая что-то… что-то.
"Медвед, да? Очень смешно". 

Отредактировано Брент (2010-08-06 22:20:41)

0

11

Услышав крик девочки, селищане сперва обеспокоенно загудели, а потом произошло нечто странное. Горе-вестницу быстренько спрятали за спины от направившегося к ней йера, и ропот поднялся снова, но уже другого свойства.
- Ты чего орешь, людей баламутишь? - сердито и явно напоказ начал отчитывать девочку солидный мужик. - Какой медвед еще? Сказок наслушалась, соком перемазалась - и пошла колобродить? Ох, давно я тебя ремнем не порол!
ЭрТар поднялся из-за стола следом за йером, но кидаться в толпу не стал, понимая, что перед ним она не расступится. Пусть уж божий служитель тут поработает, у него лучше получится на селищан страху нагнать, а наше дело другое...
Пользуясь тем, что весь народ столпился у выхода, горец рывком распахнул окно, сметая створкой цветочные горшки, выпрыгнул на улицу и свистнул Тишшу. За сумки он пока не беспокоился - в такой суете красть их не взбредет в голову никому, да и вещи там специфические, только охотнику и пригодятся. Пока важно было другое: осмотреть покойницу прежде, чем на место примчится толпа селищан и перетопчет все следы. Однако, едва кинув взгляд в нужном направлении, горец понял, что опоздал. Он мог бы и без Тишша определить, где именно убили тетку Рену - по группе женщин в разноцветных юбках, собравшихся вокруг тела. Уже слышались чьи-то горестные стоны, кого-то приводили в чувство, обмахивая листом лопуха, двери домов открывались, и на улицу выбегали всё новые и новые люди... А селище-то немаленькое...
Впрочем, пока досюда не добежали ушлые мужики из едальни, шанс узнать что-то еще был.
Стрелка вонзилась в жердь плетня, и женские охи стихли.
- А ну расступиться! - рявкнул ЭрТар, делая лицо пострашнее. Не давая никому опомниться, растолкал столпившихся людей и уставился на мертвую.
Девочка не ошиблась: женщину именно разорвали. Напополам. Лужа крови растеклась широко, и подолы чересчур любопытных покрылись красными пятнами. И никаких следов вокруг. Либо это был морун, либо какая-то тварь, с которой ЭрТар знаком не был - причем второе вероятнее. Моруны пользовались когтями, но вот так разорвать человека... Чаще всего они ломали жертвам шею или заражали какой-нибудь неизлечимой хворью, если с ними успевали справиться... И главное, при свете дня высовываться не стали бы.
ЭрТар тяжело вздохнул и отошел в сторону, поджидая йера. Задавать перепуганным бабам вопросы было мертвым делом.

0

12

Йер несказанно удивился тому, как враждебно на него уставились селищане. Даже остановился, глядя, правда, на зареванную девчушку, а не на мужиков. Брент чуть склонил голову и тронул пальцами другой руки подбородок, поглаживая. Черт, надо бы побриться…
Мужчина улыбнулся.
- Люди добрые, пропустите-ка… - и снова шагнул вперед, однако толпа упрямо сжала строй, прижимаясь друг к другу сильными плечами.
Довольно щуплый в сравнении с этими лбами йер явно был обречен на провал в рукопашной. Однако и Брент, и мужики отлично знали, чем им грозит битва со служителем Темного.
Мужчина недоуменно прислушался к происходящему на улице, потом просто размотал плеть и встряхнул ее. Свитая кольцами, теперь она распрямлялась, по ней пробегали волны дрожи, как по воде. Плеть Брента всегда была очень живой, очень уж похожей на то существо, о котором давным-давно забыли – змея. Так же ядовита, так же опасна, такая же сонная на солнышке, но готовая ударить в любой момент, сделать выпад, который для многих окажется смертельным.
Йер выдохнул и чуть отвел руку назад. Плеть с еле слышным шорохом двинулась по полу назад, изгибаясь. Из такого положения Брент ударил по ногам. Селищанам не составило труда это увидеть в своем воображении, поэтому они торопливо рванули в стороны. Кое-кто – и в дверь. Мужчина же так же неторопливо свернул разочарованно дрожащую плеть, придержал ее кольца пальцами, чтобы не развивалась. А другую руку протянул девчонке, которая застыла столбом посреди едальни. Малышка колебалась совсем недолго, осторожно взяла йера за руку и тут же улыбнулась.
- Никто не будет тебя пороть, девочка. – Мягко сказал Брент, понимая, что дети не такие уж и противные. Особенно когда помочь могут. – Пойдем со мной искать медведа?
Девочка активно закивала и отправилась на улицу, даже таща йера за собой.
Толпа женщин расступилась сама. Бабы всегда были гораздо умнее мужиков, чувствовали опасность. Правда, видимо – не все. Тетка Рена выглядела довольно неприглядно. Однако хладнокровия Бренту было не занимать. Мужчина передал лапку девочки ЭрТару, а сам присел рядом с телом, повел ладонью с зажатой в ней плетью над телом, прислушиваясь к ощущениям. Кончик плети медленно опустился в кровь, тут же отдернулся. Кнутовище красным почему-то не стало, оставшись таким же темным. Зато Брент очень четко почувствовал заряд силы, которую впитала плеть. Покачал головой, не одобряя таких методов. И глянул на горца.
- Мысли есть? – тихо и осторожно. Посмотрел на девочку, - а ты что-нибудь расскажешь?

0

13

- Мысли... Да есть одна... - ЭрТар встал так, чтобы загородить от всхлипывающего ребенка труп женщины. - Что случись такое у нас в горах, один бы я в это дело нипочём не сунулся...
"Я бы в него вообще не сунулся, старшим сказал бы..." - тоскливо подумал горец. Сталкиваться с опасными тварями в одиночку ему приходилось уже не раз, но все они были знакомые. А это...
- Понятия не имею, что это могло быть, если честно... - признался горец вполголоса, чтобы не привлекать внимания людей. - Скажу только, что когтей у него нет: следов на земле не осталось, да и жертву он не разорвал, а скорее рассёк, будто зазубренной фьетой.
Бочком-бочком к ним подступал староста, надеясь подслушать разговор, и хотя на его лоснящейся ряхе было изображено высочайшее почтение, ЭрТар умолк. Горец совершенно не понимал этого человека: люди, за которых он ответственный, погибают один за одним, а староста и ухом не ведет, да ещё и правду скрыть пытается... Эх, в другое время натравить бы на него Тишша! Тот, конечно, смирный и людей не кусает, но окружающие-то об этом не догадываются... Но "убивать" старосту на глазах у недружелюбно настроенной толпы было неразумно и небезопасно.
- Тут ушей слишком много, ннэ? - с намеком спросил горец у йера. "Уши", между прочим, успели понахватать кольев из ограды, вил и прочего сельскохозяйственного инструмента и теперь с недвусмысленными намерениями помахивали импровизированным оружием. Да что такое, они тут с ума посходили, что ли? Ладно еще охотника не боятся, но на йера с кольями лезть? С каждым мигом дело становилось всё серьезнее и серьезнее... Может, тут тваребожцы вмешались даже? Однако, паниковать раньше времени ЭрТар не стал, просто тронул йера за плечо и указал взглядом на невесть с чего рассердившихся селищан.

0

14

Да уж. Мысли охотника примерно совпадали с измышлениями самого йера, поэтому Брент поднялся и покрепче стиснул в руке плеть. Та едва не шипела. Вот заррраза.
Мужчина чему-то задумчиво улыбался, глядя на селищан так, словно видел в душе у каждого. А может – и видел, кто их, йеров, разберет. Брент подергал себя за ухо задумчиво, вспомнил о серьге и вздохнул. Притащить шкуру нового зверя в храм – это вряд ли потянет на серьгу, да?
- Отойдем или мне плетью махнуть? – негромко сказал йер, но его спокойный и глубокий голос разнесся над толпой, - только махать я буду от души тогда.
Может, селищане тут все на голову двинутые и даже таких намеков не поймут?
Вообще это все было очень странно. Нет, конечно – далеко не во всех селищах йеров принимали с распростертыми объятиями и хлебом-солью. Но все же чтобы так открыто выгоняли… Тем более тогда, когда йер уже стоит над трупом разорванной женщины. И вообще-то видит, что она не от солнечного удара умерла.
Брент задумывался все сильнее. И позволял плети медленно распускать кольца. Сила снова волной пробежалась по руке и ткнулась в плечо.
«Да-да, я все понимаю, дорогая… Терпение. Не буду же я убивать несчастных селищан за то, что они что-то скрыли от меня».
Пусть Брент и был служителем Темного, но до убийств не опускался. Зачем, если можно припугнуть? Или попробовать уговорить человека. Всегда можно обойтись без убийства. Брент знал это точно. И уж тем более он не тренировался в искусстве управления плетью на людях или зверях. Это совсем уже низость. Йеры – это служители Двуединого, а не разбойники с властью.
Конечно, далеко не все разделяли эти убеждения Брента. А он отлично знал, как сломать человека в пыточной. Богатый опыт предшественников. И собственное участие в одной из таких ситуаций.
Однако все равно йеру не хотелось окончательно ссориться с этими селищанами. Да и в принципе ссориться. И он не понимал, что так скрывают люди. Ну… допустим, что это морун. Допустим – совершено преступление. Ну заплатят и все. Чего с кольями на йера-то кидаться? За это никто никого по головке не погладит.

0

15

- Хэй, дарагой, зачэм зря махать, э? - подыграл йеру горец, тоже разворачиваясь лицом к недружелюбно настроенной толпе. - Давай я лучше мыслестрэл стрэлять! Ствол много, стрэлка синий...
Разумеется, охотник врал: синие стрелки запрещены всем, кроме обережи, - но селищане-то об этом не знали. И еще не знали, что стрелять по беззащитным людям ЭрТар нипочём не сможет. В голосе горца прозвучала нужная нотка решимости, а тут ещё и Тишш, словно почуяв настроение хозяина, выгнул спину и зашипел на слишком близко подошедшего мужика. Тот испуганно попятился, делая вид, что грабли у него в руках исключительно для сельскохозяйственных нужд. В толпе тем временем послышался ропот сомнения, потом люди подались в стороны, решив все таки не рисковать своими жизнями ради... ради чего вот, интересно?
ЭрТар положил руку Тишшу на загривок, заставляя корлисса успокоиться, потом оглянулся на йера и обратился прямо к старосте:
- Где бы нам, уважаемый, с хороший чэлавэк пасидеть пагаварыть, чтоб никто не лэзть и муха нэ жужжать?
Мужик хотел было послать горца подальше, но покосился на йера и передумал - видимо, решил, что лучше уж говорить со злым охотником, чем с холодно спокойным Иггровым служителем, от которого непонятно, чего ждать.
- Там, это, вот на пригорочке хата Рены стоит. Ей уж теперь, - он покосился на покойницу. - всё равно, кто в доме посидит. Вы идите, идите, а мы пока тут того... приберем всё... Да вон пусть Линка вас проводит, - он махнул рукой девочке, которая все еще стояла рядом, вцепившись в рукав ЭрТара.
Ох, что-то он юлит... Хочет услать опасных гостей подальше, а в это время о чем-то со своими сговориться, что ли? Горец вздохнул, понимая, что такого исхода всё равно будет не избежать - в этом селище творятся какие-то тщательно скрываемые тёмные дела, а раз так, то помешать людям сговориться невозможно.
- Ну, пойдём, что ли? - спросил охотник у девочки и одновременно у йера. - Веди.
Линка, не отцепляясь от рукава, потянула горца за собой, едва не отдавив крутившемуся под ногами кису лапы. Тишш недовольно фыркнул, выразив этим всё, что думает о детях, и пошёл с другой стороны от хозяина. За спиной уже слышался противный встревоженный шёпот, и ЭрТар понадеялся только на то, что им с йером хватит времени поговорить без свидетелей.

0

16

Хата покойницы была добротной, йер даже кивнул уважительно. Всегда приятно увидеть людей, которые заботятся о своем хозяйстве. Вернее… в данном случае – приятно увидеть то, о чем заботились. Потому что на хозяйке Брент насмотрелся. К трупам мужчина был равнодушен, вид крови или выпущенных кишков его не смущал. Однако в этой вот ситуации было что-то странное. Что-то неестественно противное, отталкивающее.
Мужчина рассеянно поглаживал плеть по рукоятке, размышляя. Когда они вошли в дом, йер, осматриваясь, заметил:
- Моруны иначе нападают. Но мне так сильно хочется понять, станет ли моруном покойница…  а они ее, разумеется, сожгут. Ведь я в селище. – Он пнул носком сапога валяющуюся на полу ложку. Подобрал, повертел в руках и кинул на стол.
- Дикоцветье… быть может, какая тварь оттуда… там их полно… - сейчас йер говорил больше с собой, чем с охотником, хотя не сомневался, что тот его услышит все равно.
Брент не знал, с чего начинать поиски. Прочесывать лес? Не морун это… ну просто не морун.
- Я столько морунов уже поймал… - с легкой улыбкой, стоя теперь перед ликами Иггра. – Все было раньше иначе.

0

17

- Да не станет она моруном. Моруны, они ходить должны, иначе проку им никакого, а как она в таком виде ходить-то будет? - ЭрТар припомнил покойницу и передернулся. Нет, разумеется, ее убил не морун. Но кто тогда? И почему селищане скрывают своё соседство с такой опасной тварью? Горец поймал себя на том, что задает этот вопрос уже чуть ли не в десятый раз, и вздохнул. С каждой минутой эта история выглядела всё более запутанной.
- Поэтому моруны стараются тело не калечить, а тут...
Охотник взглянул на жмущуюся в углу девочку и покачал головой: разговаривать при ней было неудобно: всё равно тогда весь их разговор будет пересказан селищанам. Но и прогонять девочку к какой-то странной толпе не хотелось - мало ли, что они ребенку могут сделать... Особенно если вспомнят, что это она принесла в едальню весть о смерти Рены...
- Раньше не только моруны другими были. Раньше и приграничные твари среди дня не нападали, и люди на йеров с вилами не кидались... - проворчал горец. - Да, кстати, меня ЭрТар зовут, а ты?

0


Вы здесь » Царствие Иггрово » Летопись » Охота на моруна