Царствие Иггрово

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Царствие Иггрово » Летопись » Вечерний разговор


Вечерний разговор

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

1 Придорожная едальня
2 Нарэ, ЭрТар
3 Нарэ и ЭрТар оказались в едальне за одним столиком и разговорились.

Время суток - вечер, сумерки. За окнами идёт проливной дождь и кончаться в ближайшее время явно не собирается. Просторная и уютная едальня заполнена почти целиком. Столик ЭрТара и Нарэ находится у окна, в углу. Отсюда можно наблюдать за всем залом, находясь при этом в относительном отдалении от шумных посетителей.

0

2

Ну и погодка, брр... Все нормальные люди по домам сидят, одна я моруна изображаю.... - мрачно думала девушка, входя в кормильню. Вид у нее и вправду был соответствующий - насквозь промокшая одежда, всклокоченные волосы и общее злое выражение лица. Сначала Нарэ хотела переночевать где-нибудь в лесу - бусин осталось немного, на ночлег и ужин едва хватит. Однако ливень загнал под крышу чуть ли не половину поселка - так что на завтрак точно заработаю - понадеялась менестрель. Она прошла к стойке трактирщика. Не дав ему начать обычную песню с расхваливанием блюд, подаваемых в этом месте, Нарэ произнесла:
- Мне нужна комната. Небольшая и недорогая.
Как и следовало ожидать, Корчмарь свистнул служанку:
- Покажи ей - он указал на Нарэ - комнату. Знаете, у нас сейчас....
- Спасибо. - опять перебила его Нарэ. В другое время она бы не отказалась потолковать с ним - разговор мог кончиться договором на концерт (разумеется, седьмая часть выручки отдается хозяину, но и остаток был бы больше обычного выступления). Однако сейчас девушке было куда важнее высохнуть и переодеться.
Девчушка, явно ровесница Нарэ, повела ее к лестнице, ведущей на второй этаж. Все комнатушки были одинаковыми и отличались только размерами. Служанка, слава Иггру, сразу показала Нарэ на небольшую одноместную комнату. Н-да... Не королевские апартаменты, зато недорого...
- Сколько с меня?
- Серебряная за ночь - ответила девушка. Нарэ в ответ мочла сняла с браслета предпоследнюю серебрушку и протянула ей. Затем повернулась и вошла в комнату, закрыв за собой дверь. Мутное окно давало совсем немного света и девушка зажгла лучину. Переодевшись и причесавшись в ее свете, Нарэ кинула котомку с вещами на лавку. Чехол с гитарой она взяла с собой - можно было бы настроить ее и тут, но в едальне это привлечет всеобщее внимание. А внимание равносильно количеству бусин, брошенных ей.
Спустившись, Нарэ огляделась. Ну вот, все места заняты... - к девушке начало возвращаться мрачное настроение. Оглядевшись получше, она заметила столик в самом углу, у окна. Стоило ей сесть, как подбежала служанка - уже не та, что показывала ей комнату.
- Картошки и мяса. Ну и скваша. - Все равно тут других напитков не подают.... Нарэ стянула с браслета и кинула ей пару медных бусин.
Поставив инструмент на свободный стул, девушка в ожидании еды стала рассматривать посетителей.

0

3

Дождь лил как из ведра, исхитрившись промочить насквозь якобы "непромокаемую" куртку. ЭрТар вспомнил улыбку подавца и клятвенные заверения в чудесных свойствах материала, и в который раз зарёкся покупать одежду в сомнительных лавках. Но что поделаешь, там ведь дешевле - а это неопровержимый довод, особенно если на браслете остается всего несколько бусин... Вот Иггр, холодно же!
В придорожную едальню горец ввалился уже будучи более похожим на утопленника, чем на самого себя, и, подойдя к хозяину, молча заплатил за комнату - торговаться с трактирщиком сил не было, да и что за торг, когда зуб на зуб не попадает?
Сменная одежда успела не то чтобы промокнуть, но несколько отсыреть, а тут еще и Тишш, дождавшись, пока хозяин переоденется, начал обстоятельно отряхиваться, разбрызгивая во все стороны воду. Так что в холодной комнате на сквозняке (хозяин, зараза, содрал целую серебряную бусину за крохотную каморку с выбитым окном) ЭрТар остаться не рискнул и спустился в душный, но тёплый зал. Из-за дождя едальня была переполнена и гудела голосами. Разносчицы сновали туда-сюда с подносами, вышибала выжидательно и оценивающе поглядывал на посетителей, устроившись на стуле у входа... Свободных мест почти не было. Устраиваться рядом с каким-то сомнительным типом в углу горцу не улыбалось, поэтому он отошел к окну, где маячил второй свободный столик. Вернее, полусвободный - на одном из стульев сидела девушка, устроив на втором гитару. Уставшего как собака горца это уже не смутило.
- Хэй, красавыца, я тут посижу? Нэ бойся, я мирный. - сейчас не тянуло даже придуриваться, настолько хотелось просто отдохнуть и согреться. Горец подтащил еще один стул и сел на него. Тишш, выглядящий довольно жалко, тут же попытался вытереться о штаны хозяина, но получил по уху и затих. Отвлекшись на попытку подозвать разносчицу, ЭрТар слишком поздно заметил, что кошак безо всякого стеснения переключился на незнакомку и активно вытирается уже об ее одежду, зная, что пнуть его девушка не отважится.

0

4

- Хэй, красавыца, я тут посижу? Нэ бойся, я мирный. – чей-то голос вывел девушку из рассеянно-задумчивого состояния. Нарэ перевела взгляд на незнакомца. "Сорока" - перепутать горца с равнинником было крайне трудно. Девушка очень любила сидеть за столом одна, но незнакомец явно так же заметил отсутствие свободных мест. К тому же Нарэ, отогревшись, подобрела.
- Ладно, садись.... - махнула она рукой. Да и горец, похоже, спросил ее исключительно для вида – вон уже стул еще один подтащил... Ну-ка, с кем меня Иггр свел? – размышляла Нарэ, краем глаза наблюдая за незнакомцем - Мыслестрел, кошка – явно не в качестве любимого животного… Обережник? Притом мирный? Хм...
Внезапно что-то мокрое коснулось ее ног. Вздрогнув от неожиданности, Нарэ посмотрела вниз. Та самая киса, делая вид, что трется об ноги, беззастенчиво вытиралась об бывшее почти сухое платье. Будь это обычная кошка, девушка без раздумий отпихнула ее ногой. Но с таким монстром - еще непонятно, кто кого пихать будет... Куда проще и надежнее привлечь внимание хозяина, а тот пусть уж сам с животным разбирается. А незнакомец тем временем в сторону стола даже не смотрел. Ну что за наглеж!
- Эй, "сорока"! Может, попросишь свою кису обтереться об кого-нибудь другого?

0

5

Попрощавшись с надеждой обратить на себя внимание суетящихся вокруг более состоятельных посетителей разносчиц, ЭрТар горестно вздохнул. Придется вставать, идти к стойке, торговаться там... А так подниматься не хочется...
- Эй, "сорока"! Может, попросишь свою кису обтереться об кого-нибудь другого?
Горец посмотрел на кошака, обнаружил непорядок и рявкнул:
- Тишш!
Кис уставился на хозяина печальными виноватыми глазищами и даже чихнул, пытаясь разжалобить.
- Ушастая твоя башка... - сердито проворчал ЭрТар. Кот обиженно брякнулся у ног и принялся демонстративно облизывать лапу, не обращая внимания на то, что горец сверлит его тяжелым взглядом. Кошак был под стать хозяину - наглый и бессовестный, поэтому, еще немного для порядка посердившись на питомца, ЭрТар оставил попытки его пристыдить. Извиняясь, улыбнулся девушке и хотел было попросить прощения за  недостойное тишшево поведение, но вместо этого развернулся и всё-таки успел ухватить за платье пробегавшую мимо разносчицу.
- Мясо не кончилось ещё? Давай. И скваш.
Вредная девка потребовала плату вперед, и, расплатившись, ЭрТар с грустью обнаружил, что бусин у него осталось прискорбно мало - только и хватит, что еще пару раз пообедать. Пора уже подыскивать себе работу где-нибудь неподалеку, чтобы не пришлось что-то из одежды продавать, как в прошлый раз. Только бы дождь кончился поскорей, на еще одну ночевку здесь оставаться никак нельзя, а то придется покидать едальню через окно...

0

6

- Тишш!
Мокрый кот (а такая кличка вряд ли могла принадлежать кошке) наконец-то отошел, подчинившись хозяину. Нарэ псмотрела на платье. Н-да... Можно было и не переодеваться... - невольно подумалось ей. Правда, в зале было довольно тепло и сухо, так что ткань скоро должна была высохнуть. Но прямо сейчас от этой мысли было не теплее.
А горец, чтоб ему, уже опять на что-то отвлекся. Мог бы и извиниться, хотя бы для приличия - подумала Нарэ сердито - Или посидели за одним столиком - и уже все можно?. Правда, дуться на незнакомца было тоже глупо и бессмысленно - все равно после сегодняшнего вечера им вряд ли еще доведется встретиться, значит, и портить друг другу настроение тоже не годиться.
Девушка откинулась на спинку стула, скучая. Холод потихоньку уходил, но на смену ему пришло чувство голода. А еще девушка вдруг почувствовала, как заныли натруженные за день ноги. Завтра идти будет очень "весело" - подсказал горький опыт - Надо было в предыдущей деревне останавливаться - и под дождь бы не попала, и устала бы не так сильно - только кто же знал, что погода так резко испортится? - А еще бы поскорее принесли еду, а то они там, судя по всему, едва шевелятся...
Словно отвечая мыслям девушки, на столе появилась глубокая миска и кружка. Нарэ пододвинула тарелку поближе к себе - дожидаться "сороку" она не хотела, ибо потом еще надо будет зарабатывать на завтрак, а с окончанием дождя люди вполне могут разойтись. Зачерпнув ложкой варево, девушка осторожно попробовала его. На удивление, оно оказалось вполне съедобным - а может, девушка уже привыкла к тому, что подают в придорожных тратирах. А самое главное - еда была горячей. Если еще не приглядываться к внешнему виду - то есть можно, а на остальное голодной Нарэ было как-то фиолетово. Совсем уж набрасываться на еду было некрасиво, поэтому она, сдерживая себя, аккуратно набирала на ложку картофельное месиво с мясными прожилками, упорно делая вид, что не замечает голодного взгляда горца.

0

7

ЭрТар мрачно проводил взглядом разносчицу, предчувствуя долгое ожидание, но голодно смотреть на принесенные девушке тарелки не стал: такое поведение было ниже его достоинства. Горец придержал ногой встрепенувшегося на запах еды Тишша и уставился в окно, хотя ничего особенного там не увидел. Темнота да вода, стекающая по стеклу - и только. Зрелище неприятное, если еще свежи воспоминания о проделанном через эту мокрую темноту пути... Охотник поежился и от нечего делать стал протирать мыслестрел подолом айсты. Пусть вода пружинам и не повредит, но лишний раз подстраховаться не мешает.
Тишш под столом громко и недовольно урчал, не понимая, почему хозяин не пускает его побродить по залу и поиграться с кистями на занавеске, но более активно возмущаться не спешил, зная, что в таком случае горец? чего доброго, наденет на него намордник.
- Даа, плахой погод, набитый едальня, того гляди, еда кончаться, - негромко проговорил ЭрТар, обращаясь скорее к самому себе, чем к девушке. Тем более, что знакомиться с ней у него сейчас не было никакого желания: хотелось просто поесть, а потом завалиться спать. Да и слишком надменной выглядела эта барышня - к такой не больно-то подступишься, да и что делать с ней потом, непонятно. Не в комнату же приглашать, как какую-нибудь продажную девку? Так что пусть себе ест, горцу всё равно...

0

8

Пауза затягивалась. Горец молчал, а сама Нарэ никогда не любила начинать разговор – наверное, было в этом что-то от воинской нелюбви начинать первым бой. Хотя, если верить затертым штампам, менестрель – и есть воин слова… «И гитары. Кто там сказал, что гитара – не ударный инструмент?» - как обычно любила добавлять девушка. Хоть полной тишины и не было – пожалуй, шум посетителей был даже слишком громким – молчание начинало угнетать. Тем временем и кушанье прискорбно быстро закончилось. Нарэ потянулась к кружке, глотнула, но скваш не оправдал возложенных на него надежд – словно его и вправду в выгребной яме держали… Скривившись, девушка отставила напиток.
Разморенная сытостью и теплом, Нарэ позволила себе расслабиться и прикрыть глаза. Всего на пару минут, а потом – работать… - пообещала она себе. Разумеется, через пару минут она не встала. И еще через пять – тоже. Только бы не заснуть прямо здесь – мелькнуло в голове и сразу же забылось.
- Даа, плахой погод, набитый едальня, того гляди, еда кончаться – отвлек (точнее, разбудил) девушку голос «сороки». Надо было что-то ответить в том же стиле – но усталая голова не поддержала этих намерений. Молчать тоже не хотелось, да и за шанс начать беседу следовало бы схватиться обеими руками. Нарэ открыла глаза и обернулась к незнакомцу. Да, как его зовут-то?
- И не говори… Кстати, меня Нарэ зовут. А тебя?

0

9

Заводить знакомство со случайно встреченной девушкой по-прежнему не хотелось, но молчать в ответ на прямо заданный вопрос было уже невежливо.
- А? ЭрТар меня зовут, - представился горец, удобства ради кладя ногу на спину недовольно взмяукнувшему кису. - А ты чего спрашиваешь-то? Нравлюсь, да? - тут ЭрТар скорчил особенно бандитскую рожу и вдобавок подмигнул. Именно так один его знакомый равнинник, помнится, изображал горцев.
Но продолжить спектакль не дала явившаяся-таки разносчица, с недовольным выражением лица плюхнувшая на стол кружку скваша и миску чего-то непонятного, отдаленно напоминавшего мясо с картошкой. Впрочем, голодный как собака ЭрТар к здешним разносолам придираться не стал и приянялся за еду. Порция, и без того отмеренная не слишком щедрой рукой, под голод слишком быстро кончилась, так что вкуса ЭрТар особенно и не распробовал. Скваш понюхал, но пить не стал, едва не скривившись. И чем они только это пойло бодяжат, если от его запаха хочется с только что съеденным обедом попрощаться? Уж лучше бы воду подавали, что ль - и то бы больше заработали...
Отставив в сторону грязную посуду, вытерев рот рукавом и незаметно притырив со стола костяную ложку, горец снова пристально уставился на Нарэ, но говорить пока не спешил - как-то не шли в усталую голову подходящие темы.

0

10

- Ты? - Нарэ смерила горца взглядом - не надейся. Просто обращаться про равнинному прозвищу не хотелось.
Пора бы и делом заняться... - окончательно стряхнув с себя дрему, Нарэ потянулась к чехлу, поставила его на пол с правой стороны от себя. Затем аккуратно вытащила из чехла гитару, положила себе на колени. Следом достала потрепанную тетрадь и бросила на нарочно стол - играть, заглядывая в песенник, пусть будут новички, выучившие три аккорда. Но вот подсмотреть мелодию перед тем, как петь - вполне простительно. Поворачиваться лицом к залу Нарэ пока не спешила, настроиться и разыграться вполне можно и так... Поудобнее перехватила гитару за середину грифа левой рукой так, чтобы струны не звучали. Правую руку привычно облокотила на корпус, однако играть пока не спешила. От одной мысли о том, во что превратился строй в сырости дождя, хотелось малодушно плюнуть на возможность заработать и положить инструмент обратно в чехол. Процесс состраивания струн Нарэ свято ненавидела и теперь делала все вожможное, чтобы оттянуть это. А еще где-то глубоко внутри все сжало липким страхом перед выступлением - как ни старалась девушка побороть себя, страх непременно являлся спутником ее первых песен. Это потом уже, если дело пойдет, перестанешь бояться сыграть не ту ноту и дать "петуха" в голосе...
- Да, кстати - обратилась она к ЭрТару - сейчас тут будет музыка и песни. Надеюсь, не сильно помешаю? - в ее тоне не было ни капли вопроса, скорее Нарэ поставила собеседника перед фактом.

0

11

Майр без особого интереса смотрел за окно. Разбушевавшаяся буря означала, что в этой едальне он застрял надолго. Жаль. Йер планировал вернуться в Ориту как можно быстрее. Пусть его отлучка и не была самовольной, но дхэры не слишком поощряли старые связи своих служителей. Да и сам Майр не рвался общаться с теми, кто в своё время поспособствовал выбору Тёмного лика Иггра. Но помочь Дарну было делом чести. Или нет, скорее помочь ему означало отдать старый долг. В своё время старый вор вытащил нахального, ершистого подростка из очень неприятной истории. Если бы не он, парень тогда наверняка бы кончил как пища для дхэров, а так… И вот теперь уже Майр оказал встречную услугу. Они в расчете, а значит дальнейшая судьба Дарна в его собственных руках, а сам служитель Двуединого может спокойно возвращаться Храм. И вот застрял в этом селище. Непогода грозила затянуться, а раскрываться, чтобы её поправить не хотелось.
Йер лениво оглядел народ в зале. Занятый им столик располагался в углу и, не смотря на явную переполненность едальни, подсаживаться к нему никто не спешил. Ещё бы… Для этого путешествия пришлось ненадолго расстаться с привычной мантией и вспомнить старые навыки. Подготовка в ночном братстве включала не только науку незаметности, но и умение создавать нарочито подозрительный вид. А плеть, необходимый атрибут любого йера, надежно скрывал просторный тёмный плащ.
Майру было откровенно скучно. Единственным развлечением было наблюдение за приходящим в едальню людьми. И их перемещениями.
«Та-ак, горец с кошаком спустились. Здоровая зверюга. И наверняка наглая… Точно, вытерся о платье соседки сороки»
Странно, как это он её пропустил. Видимо слишком задумался. А девушка явно того стоила.
«Хмм, гитара? Менестрель? Вечер определённо прекращает быть скучным…»

0

12

- Просто обращаться про равнинному прозвищу не хотелось.
Надо же, не хотелось ей... Редко кто пытался обращаться с горцем вежливо, и ЭрТар научился это ценить. Нарэ не была похожа на обычных менестрелей, в угоду толпе распевающих по едальням непотребные песенки: она держалась с достоинством, но это не могло скрыть некоторую скованность и смущение, - отсюда горец заключил, что она слишком хорошо воспитана и вряд ли чувствует себя уютно в этом сомнительном придорожном заведении. Интересно, что тогда заставило девушку из хорошей семьи податься в менестрели?
- Да, кстати. Сейчас тут будет музыка и песни. Надеюсь, не сильно помешаю?
Горец хотел было ответить шуткой, но на минуту встретился с соседкой глазами и передумал. В них был страх и смущение: она волновалась из-за предстоящего выступления - еще одна нетипичная черта для менестреля...
- Не помешаешь, - выйдя на минуту из роли, улыбнулся ЭрТар. - Музыка - это же здорово.
И, перейдя на шепот, добавил:
- Не бойся. Собьешься, я подхвачу. Никто из них все равно ничего не поймет.

0

13

маленький офф: знаю, что песня совсем невтемная, но если посоветуете более подходящую - заменю. Текст чуть подправлен, оригинал: дуэт "Зеленая лампа" - "Исповедь"


Странно. Горец неожиданно прекратил изображать из себя разбойника с большой дороги и вполне по-человечески ответил. Так, что даже захотелось ему доверять... Нарэ произнесла, обращаясь к ЭрТару:
- Спасибо. Только я сомневаюсь, что ты знаешь эти песни...
Девушка провела рукой по струнам. Страшные подозрения оправдались - гитара отозвалась на шесть расстроенных голосов. Тяжко вздохнув, Нарэ тронула нижнюю, самую тонкую. Чуть повыше, чем надо - она подкрутила колок. Снова тронула - звук был уже ближе к нужному, но все равно не то... После еще пары попыток струна наконец обрела правильный голос. Теперь следующая... Наконец, состроив струны, Нарэ снова тронула струны, взяла простой аккорд. Нет, третью струну нужно сделать чуть повыше... Она вновь подкрутила колки. Наконец, звук ее вполне устроил. Можно играть.
Самое сложное - начать, сыграть первую песню. Затем несложно подстроиться под слушателей, глядя на их реакцию. Девушка перебирала в голове песни. Нужно что-нибудь веселое и необычное. Да, про исповедь должна подойти. Дерзкая песенка; учившая Нарэ музыке леди Шалли, услышав ее, долго смеялась - а затем еще дольше объясняла девушке, почему такие песенки нужно держать в глубокой тайне. Но в этом медвежьем углу совершенно точно не должно водиться служителей Двуединого. Простому же люду нравилось слушать про покаяние...
Наконец, решившись, Нарэ взяла первый аккорд. Через пару тактов шум голосов затих. Вот и отлично, удалось завладеть вниманием посетителей... - во время выступления ничего нельзя загадывать заранее, но девушка все-таки понадеялась, что сегодня удастся спокойно поиграть и заработать хотя бы на следующий ужин. Вступление надо бы сыграть еще раз, его слышали не все. А кто слышал - пусть гадает, что за песней решила развлечь их менестрель. Наконец, лукаво улыбнувшись, Нарэ запела:
-Йер краснел под перезвон,
Ряса путалась в ногах.
Будто бы не я, а он
Мне покаялся в грехах.
Так ведь сам мне приказал
Всё, как было, рассказать.
Ну, так я и рассказал…
Что ж краснеть? Едрёна мать!
- сразу с нескольких сторон послышались смешки. Все идет прекрасно, даже лучше, чем надеялась девушка. Пьяниц, готовых защищать свою веру, пока не нашлось. И Нарэ продолжила:
- Прости, Светлый Иггр, непутёвого.
Принимай, душа, духа нового.
Причасти вином безутешного.
Погляди, народ, на безгрешного!

Сам пацан ещё, юнец,
Бородёночка метлой.
А уже святой отец.
Мне ж полста – а всё “Сын мой”.
Говорю, а он дрожит,
Нецелованный, видать.
Да гляди, и убежит
За алтарь. Едрёна мать!

Так я же честно, все как есть,
Чтоб, в деталях, не забыть,
Чтоб спокойствие обресть,
Исповеданным ходить.
Где, когда, в каком году,
Сколько раз - боюсь соврать.
С кем за так, с кем за еду,
За долги… Едрёна мать!

Прости, Темный Иггр, непутёвого.
Принимай, душа, духа нового.
Причасти вином безутешного.
Погляди, народ, на безгрешного!

Ну а йер, как после сна,
К небу глазоньки задрал.
И рукой, что без креста,
Мне знамение послал.
Начал петь. И вдруг забыл,
Как положено прощать.
Видно много попросил
За меня. Едрёна мать!
- Последний аккорд повис в воздухе, и Нарэ прижала струны рукой, заглушив звук. Посетителям явно понравилось - о чем свидетельствовала небольшая кучка бусин. Медь, конечно - но это ведь только начало!

0

14

Какое-то время девушка настраивала инструмент. Движения легкие, точные, видна опытная рука. Вступление. Что-то смутно знакомое…
Нельзя сказать, что Майр не любил музыку. Или что был очень резким поборником «чистой» веры в Иггра, незамутненной никаким «глумлением» и всячески порицал ироническое отношение к божеству и его служителям. Или что страдал отсутствием чувства юмора. И песня была, в общем-то, хорошая: то, что нужно, чтобы привлечь внимание разношерстного народа в едальне. Озорная, весёлая – она сулила не менее увлекательное продолжение.
Да, окончание песни вполне оправдало его ожидания. Практически вызов ему как служителю Иггра. Учитывая, что девушка-менестрель явно не предполагала наличия слуги Двуединого в этом селище в целом, и его присутствия в едальне в частности. Йеру стало действительно интересно, как она отреагирует если он сейчас проявит себя. Нет, не громким возмущением и требованием немедленно покаяться во всех грехах – тихим шепотом из тени. Не обвиняющим, а лишь намекающим на возможные последствия столь неосмотрительного выбора песни.
Майр, не снимая капюшона и не привлекая внимания, подошел к столу девушки и сороки и вежливо, йеровским тоном произнес:
- Прекрасно поете, леди. И остальные, - кивок на появившиеся от хмельных посетителей бусины, - оценили. Но вы уверены, что сам Двуединый примет столь хмм оригинальное восхваление?
Умение находить тень даже в неплохо освещенном помещении – особая наука. А тому, кто хорошо умеет прятать вещи грех было в своё время не научиться грамотно прятать себя. Вот и теперь йер встал так, чтобы его фигура была не слишком хорошо освещена.

Отредактировано Майр (2011-07-17 18:36:11)

0

15

Слушатели явно оценили и текст (а кто спорит, что истинные верующие - птицы очень редкие и по едальням не ошивающиеся), и само исполнение. Теперь внимание посетителей нужно закрепить еще какой-нибудь веселой песенкой. Спеть про подсолнухи в поле и чужого мужа? Нет, слушатели еще не в той кондиции, им нужно что-то более безобидное, но не менее фривольное. Еще одну песенку про йеров, которые напиваются с дхэрами и идут пугать народ? Пожалуй, подойдет... Теперь в последний раз повторить в уме мелодию. Нарэ прижала струны на грифе, но тронуть их правой рукой не успела.
Подошел неизвестный тип. Кажется, он сидел в едальне уже давно, но до сих пор девушка не обращала на него внимания. А зря: йера, особенно темного, можно узнать всегда, даже без плети. Намерения его были вполне понятны: за такую "невинную" песенку простым выговором не отделаешься. Нарэ похолодела: "Говорили же мне: такие песни нужно держать в тайне, если не хочешь иметь проблем...". Это же надо так сглупить! Хотя кто знал, что служитель Иггра найдется и здесь?.. "Двуединый, помоги!" - искренне взмолилась девушка, как-то не подумав о том, что пару минут назад подтрунивала над божеством. О том, что делали йеры с такими вот шутниками, ходили страшные байки. Вот и узнаю, правда ли это... - обреченно подумала девушка. И тут же с какой-то отчаянной решимостью (неужели те два глотка скваша ударили в голову? Хотя вряд ли, дури явно и своей хватило...) решила, что хуже быть не может. Стараясь, чтобы чувства не проступили на лице, Нарэ тем же вежливым, в тон йеровскому, голосом ответила:
- Благодарю. Да, я считаю, что примет - ответила она, холодея от собственной дерзости, но отступать было некуда - Иггровы служители любят говорить, что восхваление должно идти от сердца. Ведь так? - обычно прекрасно подвешенный язык отказывал, приходилось прилагать все усилия, чтобы не показать этого - а чем является эта песня, как не искренней хвалой Двуединому? - Нарэ вызывающе глянула на йера.

0

16

Песню ЭрТар знал, но она настолько не вязалась с образом скромной и тихой девушки, что горец от удивления даже не стал подпевать. Хотя... чего стоило ждать? Пафосно-заунывной баллады об изгнании Тваребога или совсем уж непотребно длинной легенды о каком-нибудь благородном воине? Вот за такое слушатели точно закидали бы несвежими овощами: самозабвенно воющих менестрелей не любили нигде. Так что девушка поступила правильно... или всё-таки нет?
Тот самый тип из угла подошел к их столику и внезапно оказался темным йером. ЭрТар безошибочно почувствовал это, несмотря на отсутствие у незнакомца плети, и первой мыслью было исчезнуть из поля зрения опасного гостя, но ЭрТар даже не шевельнулся. Проблем у горца хватало и без разборок с фанатиками, но угодившую в неприятное положение девушку надо было спасать. Впрочем, вмешиваться ЭрТар пока не спешил: подошедший служитель Темного не стал вопить и возмущаться, да и явной угрозы для Нарэ в его тихом голосе не было. Горец пока что сидел и слушал, готовый, впрочем, в любой момент вступить в беседу и обратить удар на себя.

оффтоп: Пожалуйста, соблюдайте очередность. Чтобы у каждого было по одному посту - и только потом отвечает следующий - так удобнее реагировать. Если нужно, я через пару-тройку постов сольюсь потихоньку. И дальше оффтопить давайте в таверне)))

0

17

Йер с интересом рассматривал бойкую девушку.
"Испугалась... Но нашлась... Это хорошо"
Мало кто осмеливался вот так отвечать служителям Темного. Особенно если чувствовал, что последние явно не в восторге от его действий. Или это у него очень настроение благодушное? Вполне возможно, поскольку несколько затянувшаяся скука вечера умчалась вдаль быстрее ящерка. Нет, воистину зря он проморгал её появление в едальне. Но теперь никто не мешает ему наверстать упущенное.
- Вы прекрасно разбираетесь в вопросах веры. Конечно, если данная песня шла от сердца, в коем вы стремитесь к Двуединому, он будет благосклонен к вам. – многозначительно. - В обоих своих ликах.
Подарив менестрелю ещё один, почти оценивающий взгляд, Майр решил посмотреть, что же будет дальше и задумчиво попросил:
- Может быть, вы сыграете ещё что-нибудь… не менее хвалебное? Учитывая, что мой исключительно праздный интерес к вам и вашему творчеству, разделяют остальные ваши слушатели. – подмигнув девушке, - А потом мы продолжим наш увлекательный разговор о храмовых гимнах.
Многозначительные взгляды и намёки. И это учитывая, что он сейчас за многие выстрелы от своего Храма, что, вообще-то, официально его здесь нет и быть не может, и его собственное прошлое и странную симпатию к «восхваляющей» Иггра девушке – ничем кроме «душеспасительной» беседы эта песня не могла продолжиться.
Молчащему пока горцу достался мимолетный, почти ироничный взгляд. Разумеется йер не ожидал, что сорока тихо сбежит при его появлении.
«Сразу защищать не полез. Это хорошо. Это интересно.»
Всё же самый первый наставник из служителей Двуединого успел передать Майру очень специфичное отношение к людям.

Отредактировано Майр (2011-07-19 08:40:51)

0

18

Йер, что удивительно, лишь ответил. И даже вполне вежливо. Но спокойствия это не добавило, скорее наоборот. А от многозначительных намеков становилось совсем страшно. Где-то внутри мелькнула подленькая мысль - обойти так некстати появившегося мужчину слева и броситься к выходу. Вот только вряд ли это спасет... Лучше уж остаться сидеть здесь - пока остается хоть небольшой шанс оттянуть визит в храм (откуда он в этом захолустье?! Или это такая месть Двуединого менестрелю за ее песенки?). "Иггр, будь ко мне благосклонен!" - кто там говорил, что пред ликом дхэра не бывает неверующих? Перед темный йером, как оказывается, тоже...
Нарэ оглянулась на горца, сохраняя спокойное выражение лица. Тот при виде йера не исчез в неизвестном направлении, но и явно не горел желанием защищать девушку. Правильно, он-то не сделал ничего, что могло бы прогневать служителя Темного. Кажется, даже не стал подпевать, что удивительно - безбожность "сорок" была притчей во языцех.
Снова вспомнилась леди Шалли, ее любимая фраза: "Ошибайся, но не останавливай песню. Ты имеешь право на промах, но не имеешь права этого показать!". Нарэ и старалась не выказать ужаса, охватившего ее при виде йера. Одновременно в голову пришла шальная мысль - "Визита в храм все равно не избежать, так что можно постараться развлечься... Напоследок". Старательно отгоняя мысль "что я творю?‼", Нарэ продолжила разговор:
- Разумеется, я могу сыграть немало подобных хвалебных песен. В конце концов, род занятий обязывает их знать - она постаралась улыбнуться. Вышло совсем не искренне, но по крайней мере, удалось скрыть страх - Может, у вас будут какие-нибудь пожелания? Я знаю немало чужих песен. - откровенно наглея, ответила девушка. Терять уже нечего, а справить тризну по себе можно уже сейчас. Чем она и занималась. А еще было очень интересно узнать, какие же песни слушают йеры вне храма, не упускать же такой случай! - Но во время столь увлекательных бесед я предпочитаю знать, с кем общаюсь. Не представитесь? - зачем ей знать имя йера? Какая разница, как зовут ее "вразумителя"? Однако вопрос вырвался помимо воли.

0

19

Менестрель так бойко и едко отвечала йеру, что ЭрТар вконец растерялся, не понимая, нуждается ли она вообще хоть в чьей-то помощи. И нужно ли спасать сумасшедших... А вместе с тем в глазах девушки читался отчаянный страх, и бросить ее сейчас горец не имел права.
Да и йер попался какой-то сомнительный - сразу видно, что служитель Темного: тянет время, говорит намеками, выжидает... а чего выжидает - хоть убей непонятно! Так что ЭрТар решил вмешаться только когда намерения йера станут предельно ясными: например, если мужчина попытается вытащить Нарэ из-за стола и увести с собой или каким-то другим способом попробует причинить ей вред. Внешне горец остался спокойным, с выражением  праздной заинтересованности на лице. Напрягаться и нервничать сейчас было бы глупо. ЭрТар подтянул к себе кружку со сквашем, для виду глотнул из нее и приготовился ждать.

0

20

Майру всё больше и больше нравился и сам вечер и эта нахальная девица. Намёки она восприняла именно так, как он и хотел. Пару раз проявившийся в глазах страх сменился какой-то безнадежной решимостью.
«Да, отчаянная девушка. Хотя какой ещё нужно быть, чтобы странствовать по Дикоцветью в одиночку? Ибо люди бывают разные, а на иных тварей можно хорошо и успешно воздействовать словом. И не обязательно божиим»
- В таком случае порадуйте всех чем-нибудь не менее увлекательным. – с загадочной улыбкой, крайне любезным тоном - Или может быть чем-нибудь своим?
Йер ещё раз похвалил себя, что решил остановиться именно в едальне, а не искать ночлега у кого-то из селян. Теперь же у него есть более чем интересное развлечение. Симпатичное, к тому же.
Вопрос об имени несколько удивил. Мужчина уже успел отвыкнуть от такого интереса: в Орите все, кому это было нужно его и так знали, а остальным оно было вроде как без надобности. Господин йер и всё. А здесь…
Немного подумав, Майр всё же решил представиться настоящим именем. Учитывая общую репутацию всех служителей Темного, вряд ли менестрель ему поверит, так что он мало что теряет. А подобное обращение только добавит приятности беседе. Йер усмехнулся:
- Майр, леди. И, мне кажется, я вполне законно ожидаю, что и вы представитесь…
Мужчина вышел из тени и устроился за столиком девушки и горца. Тоже занятная птица. На сильно бедствующего не похож, но, насколько было известно йеру, в округе особо было ловить нечего. Разве что чуть подальше.
«И кошак у него роскошный»
Служитель Темного чуть-чуть пошевелил ногой, в шутку пытаясь отодвинуть развалившегося под столом киса.

Отредактировано Майр (2011-07-18 16:04:03)

0

21

Жаль, жаль... Не захотел служитель Темного признаваться в своих музыкальных предпочтениях. Странная решимость стоящего на краю охватила девушку. Страх куда-то улетучился, как и попытки понять, зачем ей вообще понадобилось дерзить йеру.
- Как будет угодно йеру - еще одна улыбка, уже более искренняя. Почему-то тянуло рассмеяться.
Нарэ машинально перебрала струны, даже не взяв аккорда - гитара отозвалась "грязным" звуком. Но девушке было не до того, чтобы вслушиваться. Мысли метались: "Подобный "гимн" играть точно нельзя, что бы йер ни утверждал про "праздный интерес". Но спеть что-то смешное на примерно ту же тему надо... Но что именно?". Обычное восхваление-молитва сейчас будет звучать издевательством... Хотя почему бы и нет? Если хорошо подать - пойдет и всем известный храмовый гимн. Тем более, что посетители молчали, а взгляды, ожидающие еще чего-нибудь "такого" Нарэ ощущала почти физически. Песню она выбрала почти сразу же, но начинать пока не спешила. Для начала нужно закончить этот непонятный разговор.
Майр... Что ей с этого имени? К тому же явно прозвище или просто придуманное - стал бы служитель Темного называться истинным именем. Вернув в голос напускную вежливость, Нарэ ответила:
- Приятно познакомиться. Нарэ.
Собеседник наконец уселся. И хорошо - разговаривать, глядя снизу вверх, было неприятно, а надежды обойтись без "вразумляющей" беседы окончательно истаяли.  Девушка бросила беспомощный взгляд на соседа по столику, надеясь, что он заметит в ее взгляде мольбу о помощи.

0

22

Йер явно решил задержаться у их столика, что не могло не заставить горца нервничать. Тишш под столом недовольно заворочался и тут же полез обнюхивать нового соседа, пришлось даже подтянуть кошака к себе, чтобы не мешался. Неизвестно, как отреагирует йер, если кис попытается вытереть все еще влажную шерсть о мантию Иггрова служителя.
Поведение девушки, между тем, совершенно не вязалось с отчаянными взглядами, которые перехватил горец. Она просила о помощи, но как ей помочь, ЭрТар не знал. Впервые за очень долгое время не знал, как вклиниться в чужую беседу... Но девчонку надо было вытаскивать. Он решил пока что потянуть время и по возможности утихомирить интерес йера. Если он и Нарэ прикинутся обычными, ничем не выдающимися людьми, йеру скоро станет с ними скучно, и он уйдет.
- Слышь, менестрель, а ты "Косил сено старичок" знаешь, ннэ? - поинтересовался горец, умело притворяясь чуть захмелевшим простаком. - Хором спели бы... Если, конечно, господин йер не против, - ЭрТар с несколько преувеличенным почтением, свойственным нетрезвым людям, кивнул в сторону Майра. Оставалось только надеяться, что песня девушке знакома, и что вредный йер не запротестует.

0

23

«А улыбается она очаровательно…Может быть не стоило её так пугать? Хотя… Менестрели народ такой – чуть только покажешь, что всё не так строго, тут же понесется душа. Такого насочиняют – Иггр упаси! Задумчивый перебор. Сомневается? Да, ситуация щекотливая. Интересно, что же она выберет?»
Что-то подсказывало йеру, что этот разговор будет иметь очень интересное продолжение. По крайней мере, он развлечется. А там, кто знает?
«Нарэ… Красивое имя. Ей подходит.»
- Взаимно.
Горец, наконец, перестал изображать из себя предмет обстановки и присоединился к разговору. Йер подавил смешок, услышав его предложение. Очень неожиданное на фоне обсуждения "храмовых гимнов". Если это попытка увести разговор в сторону, то момент выбран удачно. Теперь у него был выбор: настаивать на сохранении религиозной тематики или же позволить менестрелю перейти к более безобидным, с его, как йера, точки зрения, вещам.
Если, конечно, господин йер не против
"Какая прелесть"
Как будто его мнение решительно что-то изменит. Или он так уже надоел своими намеками и от него хотят открытого выражения этого самого мнения? От служителя Темного? Не дождутся. Играть с ними гораздо интереснее. А вечер, он ещё длинный.
- Почему бы и нет? Просто мне казалось, что леди Нарэ уже что-то выбрала? Или я не прав?
Мужчина удобно устроился на стуле и несколько выжидательно посмотрел на девушку. Майр старательно делал вид, что относится ко всему происходящему крайне серьезно. Только едва заметное одобрение нет-нет да проскальзывало во взгляде, но определить, к чему оно относится (песне, ответам Нарэ, собственной «находке», вмешательству горца, хорошему вечеру) было сложно.

0

24

ЭрТар наконец вмешался. Девушка мысленно его поблагодарила - будь сама она на месте горца, уже давно нашла бы предлог сбежать. То, что еще пару минут назад ее сосед разговаривал и вел себя вполне адекватно, а теперь скоропостижно "захмелел", Нарэ не удивило. Пьяному многое сойдет с рук...   
"Косил сено старичок"... Песенка была популярна среди завсегдатаев кабаков, Нарэ прекрасно знала и текст, и мелодию. Вообще-то исполнять ее девушка не собиралась, к тому же первые пара-тройка песен по неписаным правилам выбиралась из почти неизвестных, но смешных. Это уже потом можно вставлять и лирику, и пафос, и фривольные песенки. А играть вот такую банальщину на грани приличия значило испортить впечатление от всего выступления. Но и ладно: даже полный браслет - очень дешевое спасение от "беседы" в Храме. Девушка с напускной веселостью ответила ЭрТару:
- Знаю! Подпоешь? - она хотела еще и подмигнуть, но передумала: это было бы уже слишком наигранно. Затем, все тем же любезным тоном, что и в начале беседы, Нарэ обратилась к йеру:
- Если вам интересно знать, я заранее выбрала песни на весь вечер. Другое дело, что я, как и всякий уважающий себя певец, могу перестроить программу под желания слушателей. - и тут же нахально добавила - если желаете, можете подпевать. - последние слова были явно лишними, однако непонятная смелость, граничащая с ужасом, толкала на необдуманные поступки.
И сразу же, пока не йер не успел ответить, девушка поудобнее устроила руку на грифе и заиграла бойкую незатейливую мелодию. Плутовато улыбнувшись, словно бы и не тряслась минуту назад от страха, Нарэ запела:   
- Косил сено старичок, косил сено старичок,
Косил сено старичок...
- небольшая заминка, давно продуманная. Пусть подумают, какой вариант выберет певец - откровенно неприличный или тот, что каждый поймет в меру своей испорченности. Сама Нарэ предпочитала второй, его и спела - хрен повесил на сучок. - песенку знали все, так что сразу несколько хмельных голосов подхватили напев. Не совсем в правильные ноты, но девушка уже привыкла не обращать внимания на фальшивые подголоски.

Буйный ветер поднялся, буйный ветер поднялся,
Буйный ветер поднялся, хрен с сучка оборвался.

Распушился, полетел, распушился, полетел
Распушился, полетел и упал, куды хотел.

Девка улицу мела, девка улицу мела,
Девка улицу мела, хрен огромный подняла.

Это что за колбаса, это что за колбаса,
Это что за колбаса, два яйца и два носа?

Увидала ее мать, увидала ее мать,
Увидала ее мать, давай хрен тот отнимать.

Я тябе яво не дам, я тябе яво не дам,
Я тябе яво не дам, он тебе не по годам.

Вот пошли они на суд, вот пошли они на суд,
Вот пошли они на суд - хрен за пазухой несут.

Вот пришли они на суд, вот пришли они на суд,
Вот пришли они на суд - судьи яйцами трясут.

Присудили на суде, присудили на суде,
Присудили на суде, девке - хрен, а ей муде.

К последним куплетам песню на разные голоса напевала половина (если даже не больше) зала. Как обычно, Нарэ положила ладонь на струны, глуша последний аккорд. Кучка бусин подросла, видимо, посетители все-таки оценили песенку. Сама девушка молчала, ожидая реакции Майра.


З.Ы. Песня, как я поняла, народная :)

0

25

- Знаю! Подпоешь?
- А то! - усмехнулся горец. Было немного странно, что девушка решилась петь такого рода песню, но ведь она менестрель, а значит, исполняет подобное не в первый раз, и смутить ее очень сложно. Кроме того, когда рядом йер, тут не до смущения.
Горец принялся подпевать, а через пару куплетов к ним присоединилась уже добрая половина посетителей. Это хорошо. Это значит, есть надежда, что хоть кто-нибудь из них вступится за менестреля, если придется драться. Впрочем, драку ЭрТар устраивать не собирался: йер раскидает их как детей, так что лучше договариваться мирно. Или, опять же, просто тянуть время, надеясь, что дело замнется само собой. Хотя чем дольше Майр оставался за их столом, тем меньше оставалось шансов на последний исход.
Темные - они как дети. Все им интересно, вот и тянутся пощупать да по кусочкам разобрать. Стало быть, нужно притвориться обычными, совсем обычными... ЭрТар не сомневался, что у него это получится, но Нарэ... Очень мало девушек-менестрелей, тем более таких удивительных и необычных. Ее не спрятать под обликом простой селищанки - а значит, и горцу придется оставаться с ней до конца. Не то чтобы ЭрТара это пугало, но лишний раз рисковать своей головой было жалко.

0

26

Песня была забавная и очень своеобразная. Тем, кто не слышал их разговора, мог показаться странным такой поворот в репертуаре. Но, похоже, большая часть посетителей была уже в хорошей степени опьянения и им сие произведение более чем понравилось. Майр рассмеялся про себя. Хороший уход от опасной темы. Теперь уже возвращаться к вопросам веры бессмысленно и глупо. Да и зачем? Можно ведь и изменить правила игры. Это придаст ей особую прелесть. Подпевать йер не стал. Ещё чего не хватало – распевать любимые селищанами песни в едальне. Но на Нарэ смотрел с уже явным одобрением: удерживать внимание слушателей она умела. И дело было явно не только в голосе. Девушку отличало от множества других нечто необычное. Может быть, особый огонёк во взгляде, а может быть какой-то аристократизм. Не тот, что обитает на самых «высокородных» улицах Ориты и передается по наследству, нет. Тот, что дается некоторым людям самим Иггром, если переходить на храмовые понятия. Даже эту откровенно не вяжущуюся с её образом песню менестрель спела так, что хотелось аплодировать. И посетители оценили - кучка бусин явно подросла - хотя слушали и слышали больше  себя, когда подпевали.
Музыка затихла. И его реакцию ждут с плохо скрываемым интересом. Что ж… Желаете – получите.
- Прекрасно. У вас превосходный голос, леди. И, мне кажется, где-то я его уже слышал. Не поможете вспомнить?
Майр поймал себя на том, что не солгал. Просто только сейчас осознал это смутное ощущение. Да, что-то он расслабился… Как бы сказал один из его прежних знакомых: не к добру. Для кого-то.

0

27

Майр не стал продолжать щекотливой темы про "восхваления" и Нарэ чуть расслабилась. Где йер мог ее услышать? Да где угодно... Начиная с родной Ориты и заканчивая какой-нибудь придорожной едальней. Нарэ редко запоминала лица слушателей - слишком много их было. Могла и вообще не заметить... Особенно если йер точно так же сидел в дальнем углу, как в начале этого вечера.
- Извините, не могу. Даже если вы действительно где-то встречали меня, я вас точно не помню. А выступала я в разных местах, поэтому сомневаюсь, что смогу вам помочь. - усмехнулась девушка. Лишних разговоров вести не хотелось. А этот, к тому же, должен был кончиться весьма неприятно. Как известно, единственный способ заставить собеседника молчать - говорить самому. Или петь.
Нарэ торопливо перебрала в уме подходящие песни. Раз уж начала петь похабщину - можно продолжать в том же духе. "Стрекозку" знали все, но девушка собиралась сыграть другой вариант слов, мало кому известный. И она начала:
- Сидела я, помню, в кустах у реки,
А рыба мои обходила крючки.
Вдруг вижу: стоит на прибрежной косе
Парнишка во всей, понимаешь, красе.
И чешет красавец на том берегу…
А что он там чешет – сказать не могу!
- всем известная песня повествовала о парне, подглядывающим за девушкой. Стрекоза же летала по ее телу, вызывая у рассказчика зависть и желание поделиться со слушателями своими познаниями в любовной науке. В той песне, что пела Нарэ, сюжет не слишком отличался от каноничного, но был снабжен куда более изящными намеками и велся от лица рыбачки, увидевшей паренька.
- И вот на песке распластались штаны,
Рубаха висит на кусте бузины…
Девичье сердечко щемит и поёт,
Всё тело бросает то в холод, то в пот:
Вот-вот повернётся… ой, мамочка-мать!
А он, понимаете, снова чесать!…

Последние слова потонули в дружном хохоте. Горка бусин заметно подросла, мелькнуло даже серебро. В принципе, на ближайшие день-два хватит, можно было бы и откланяться - от накопившейся за день усталости и теплого зала тело окончательно разморило. Но общество йера не давало уйти, но оно же не давало разуму соскользнуть в блаженную дрему.


Песня и идея двух вариантов ее исполнения нагло стырена у Марии Семеновой

+1

28

- Извините, не могу. Даже если вы действительно где-то встречали меня, я вас точно не помню. А выступала я в разных местах, поэтому сомневаюсь, что смогу вам помочь.
Майр ответил коротким смешком. В разных местах. Только вот он путешествует куда реже. И недалеко от Ориты. А уж выступления менестрелей он видит и того реже. Вне границ столицы. И уж её-то бы он в селищанской едальне запомнил. А значит это было в самой Орите – там в выступлениях недостатка нет. Как на улицах, так и в Храме. Храм. Та-ак. Вспышка-воспоминание: Праздник Вознесения Невесты. Фигура девушки, не Иггровой невесты, но привлекающей всеобщее внимание. И звонкий голос, возносящий хвалу Двуединому и поющий о счастье и любви.
«Вот где я тебя видел, леди Нарэ»
Йер поудобнее устроился на стуле и откинул капюшон. Для дальнейшей игры это будет неплохо. Ведь выражение лица – та же маска, и её нюансы можно ой как хорошо использовать.
А девушка, похоже, приняла правила. Новая песня была полна намеков, но очень изящных, делающих довольно непотребную «Стрекозу» почти приличной. Нет, вечер определенно хорош. Мужчина незаметно подкинул бусину в уже довольно приличную кучку. Интересно, горец заметил это маневр? Сороки славились своей наблюдательностью. Но пора продолжать разговор.
- Отличный выбор. Вы умеете создавать настроение, леди Нарэ. – задумчиво-многозначительно, - Жаль, что вас давно не было в Орите. Ваше присутствие очень бы украсило ближайший праздник торжества Двуединого над Тваребогом. – здесь взгляд потемнее, а в голос добавить твердости на тонкой грани с угрозой, - И я настаиваю на вашем присутствии на нём. – с нехорошей улыбкой (о, он знал толк в улыбках, ведь они то же оружие что и взгляд, главное правильно использовать) – Поскольку в последнее время столь прекрасные и талантливые гости не слишком жалуют Храм и святилище своим присутствием. Тем более, - поворот головы, и практически гипнотизирующий, приказывающий взгляд в сторону горца, - что господин охотник наверняка не откажется вас проводить до столицы. Чтобы вы успели в срок. Я прав.
Последнее с интонацией утверждения. В словах был почти приказ. Но именно почти. В тоне голоса был очень-очень тонкий намек на возможное неподчинение, и Майру было интересно, заметят ли его. Воспользуются ли? И насколько успешно.

Отредактировано Майр (2011-07-21 18:17:41)

0

29

Краем глаза Нарэ уловила блеск бусины. Если бы не наметанный глаз - и не заметила бы, с такой ловкостью Майр подкинул ее в общую горку. А от следующих слов собеседника похолодела.
Выходит, йер с ней из одного города! В Орите девушку знали многие, но сама она не отличалась хорошей памятью на лица. В Храме Нарэ тоже общалась лишь со светлыми йерами, так что неудивительно, что мужчина ее узнал. Остается единственный вопрос - какого... Светлого Иггра он делает здесь, в Дикоцветье? С другой стороны - тогда понятно, что не только из-за песни он подошел к ее столику.
Праздник торжества Двуединого над Тваребогом... Девушка машинально прикинула в уме даты. До него еще семерика полтора дней. К Орите, если не мешкать, можно прийти меньше, чем за неделю. Вспомнить полузабытый церковный репертуар за это время можно без проблем. Йер выбрал удачную дату для приглашения. Хотя Нарэ было бы куда приятнее выступить на празднике Вознесения Невесты - благо, до него почти месяц...
Нарэ чуть помедлила с ответом, отчаянно надеясь, что наконец вмешается горец. Но тот то ли не решился ответить, то ли был согласен со словами Майра (что весьма сомнительно). Поэтому придется выбираться самой. ЭрТара втягивать в разборку не хотелось, а сама Нарэ не видела никакой возможности отказаться от практически прямого приказа. Вероятно, можно было воспользоваться тонкой - даже не интонацией, а чем-то неизмеримо меньшим, чему менестрель не знала названия, но чувствовала - собеседника. Однако сама девушка такого выхода найти не могла. "Разве что обнаглеть..." - опять накатила странная решимость. Все тем же любезным тоном:
- Благодарю еще раз. Я рада получить приглашение спеть в этот светлый праздник - девушка неожиданно поймала себя на том, что отвечает теми же пафосными интонациями и выражениями, что и в Храме. Мысль о том, как это смотрится со стороны, вызвала улыбку. - Но не уверена, что мой случайный сосед - легкий кивок в сторону горца - горит желанием идти в Ориту. Может, вы сами составите мне компанию? - еще одна усмешка, почти хамская. Но открыто возражать йеру девушка не посмела. Оставалось только понадеяться, что у ЭрТара хватит смелости отказаться от "заманчивого" предложения.

0

30

Нужно было вступиться за Нарэ, но как это сделать, ЭрТар не понимал. Казалось, темный йер любое оброненное тобой слово может превратить в оружие против тебя же, и сопротивляться ему не было никакой возможности. Горцу стало очень досадно: он, с детства славившийся умением уболтать кого угодно, молчит, как какой-нибудь безмозглый селищанин, по получасу подбирающий слова! Вот и гадай теперь, соглашаться или нет! Разумеется, отказать йеру Нарэ не могла, но почему горец из-за должен тащиться в Ориту? А что идти придется, ЭрТар не сомневался: совесть не позволит отпустить девушку одну с темным йером.
- Не уверена, что мой случайный сосед горит желанием идти в Ориту.
Вот тут она, конечно, попала в точку, да только... О чем она думает, отказываясь от помощи?! И как теперь, когда она уже назвала его случайным встречным, мотивировать свое стремление проводить ее? Прикинуться бездельничающим наемником? ЭрТар усмехнулся - тут ему даже прикидываться было не надо.
- Хэй, красавица, - ЭрТар все еще продолжал изображать из себя захмелевшего искателя приключений. - За харошый плата, - он покосился на йера - я тэбя нэ только до Ориты - до Хэллийских гор довэду!

+1


Вы здесь » Царствие Иггрово » Летопись » Вечерний разговор