Царствие Иггрово

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Царствие Иггрово » Летопись » Вразумление


Вразумление

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

1. Место действия: Орита, Храм Двуединого
2. Игроки: Архайн, Майр
3. Событие: "Уличный подросток" Майр на спор перелез через забор, ограждающий храм, и нарвался на Архайна

Примерное время: наверное лет за 10-15 до описываемых в книге событий.

0

2

Майр торчал в переулке за площадью уже не меньше трех семериков минут. Дело было не в том, что он испугался. В глубине души он считал, что Иггру как таковому на него плевать. Он это доказал, отказавшись принимать участие в самом факте появления Майра на свет. Значит и не должен возражать против небольшого вторжения последнего в его «светлые владения». Но сила, призываемая йерами, внушала некоторый трепет. Пусть это и не помешало нахальному парню принять спор. Майр ещё раз повторил про себя условия. Проникнуть за ограждение. Провести в Храме не меньше трех седьмушек часа. Вернуться до утра. Пожалуй, последний пункт был самым сложным. О Храме и его служителях говорили всякое. Разное. Среди «ночного братства» ходили слухи об авантюристах, решивших поживиться имуществом слуг Двуединого. Ни один из них не возвращался с добычей.
«Но я же не красть, а только… только…»
Что он будет делать в Храме, Майр ещё не решил. Как и не придумал оправдание своего поступка на случай встречи с обережью\Внимающим\йером\Приближеным\дхэром. В переулке его держало это и лёгкая робость, испытываемая любым нормальным человеком при встрече с чем-то неведомым, тем, что выше его понимания.
«А ну-ка, Майр, не раскисать! Иначе, зачем ты вообще во всё это ввязался?»
Быстро пробормотав про себя молитву обоим ликам и ещё одну Тёмному отдельно (ибо наступила ночь, да и дело предстояло совсем не законное) и укрепив мелькнувшее интуитивное ощущение, что лично для него там смертельной опасности нет (а он привык доверять таким чувствами), Майр прислушался, поудобнее закрепил кинжал в наручных ножнах, и корлисом скользнул по стене, окружающей Храм, лишь на мгновение помедлив наверху перед тем, как мягко спрыгнуть во двор.

Отредактировано Майр (2011-05-22 16:23:45)

0

3

Набегаешься за день, умаешься так, что вечером, кажется, рухнешь на кровать и заснешь крепко-крепко... лет ...надцать назад Архайн так и поступил бы. Но совсем не сейчас.
Да, день был тяжелым до невозможности, но, с другой стороны, это был очень приятный день. Сегодня Архайна пригласили в темницу, посмотреть на новых воров. Зачем? Хотелось отобрать материал для опытов, но прежде всего - пищу для дхэров. До Смотрин еще далеко, поэтому дхэрам следовало подобрать что-то проще, так, пищу на каждый день. Воры подходили для этого просто изумительно. Убийцы в Орите попадались крайне редко, что очень жаль, потому что они были гораздо "вкуснее". Хотя это было лишь впечатление самого Архайна.
Разумеется, самолично Архайн жертв дхэрам не приводил, но сегодня решил сам отобрать нескольких. Хотелось угодить дхэрам, чтобы разрешили забрать себе парочку бродяг покрепче.
Архайн едва не облизывался от предвкушения, когда возвращался из темницы. Хотелось быстрее уединиться с выбранными бродягами, проверяя свои идеи и мысли. Исследовательская черта была слишком сильна в йере, чтобы просто так ее игнорировать. В общем-то, раз дхэры разрешают, то почему бы и нет?
Да и пользу все это приносит немалую. Это пусть другие тискают девок по едальням и костерят обережников за очередную провинность. Умные люди такими мелочами заниматься не станут. Девок всегда хватит, обережники тупы по определению, а хорошее исследование терять не стоит.
Мужчина тенью скользил по дорожке, наслаждаясь тишиной и предвкушая работу. И вдруг краем глаза заметил быструю фигурку, сиганувшую со стены. Разумеется - во двор, а не в город. Архайну захотелось выругаться, но он пока что не стал обозначать свое присутствие.
"Интересно, воры хоть когда-нибудь поймут, почему они не возвращаются обратно? Ведь и полнейшему дураку должно быть ясно, что не пряниками их тут угощают. И не в темницу сажают. Люди невероятно глупы, ничего не меняется".
Архайн скользнул ближе, всматриваясь в темноту и двигаясь, как охотящаяся кошка. Быстро усмехнулся и нырнул в тень, чтобы возникнуть уже за спиной парнишки, положить руки тому на плечи и вкрадчиво осведомиться:
- Потерялся, дитя?

0

4

Оказавшись за стеной, подросток огляделся. Пара клумб. И никого.
«Может мне повезет, и никто и не появится? Было бы неплохо, просто пересидеть здесь нужное время и быстро смыться…»
Вокруг царила тишина и Майр примерился спрятаться поглубже в тень, от греха подальше…
- Потерялся, дитя?
Майр почти подпрыгнул на месте и рванулся было отскочить и отбежать подальше от хозяина вкрадчивого голоса, но вместе с неожиданно появившимся голосом появились и крепкие руки… Вырываться было бесполезно. Парень обернулся и прищурился, стараясь рассмотреть в темноте йера. В том, что это служитель Двуединого можно было не сомневаться – эти властные нотки могли принадлежать только одному из них. Когда Майр рассмотрел поймавшего его, то убедился в своей правоте. Действительно йер. Темный. Сердце устремилось куда-то в пятки. Ночью. В Храме. Тайком. Сразу вспомнились рассказы «бывалых» о невернувшихся.
«Ой, что же теперь будет...! Но я же не за... Я не красть!!!!»
Парень старательно подавил панику и, дернув плечом, сумрачно-нахально ответил:
- Я не дитя. Уже. И я не терялся.
Конечно, грубить йеру было чистым безумием, но, во-первых, отступать было все равно некуда, а во-вторых, показывать страх его в «ночном братстве» быстро отучили. Майр смотрел на служителя с некоторым вызовом, но в глубине глаз едва-едва просвечивал страх и… любопытство. Первый раз паренек выдел человека, обладающего Силой, настолько близко.

Отредактировано Майр (2011-05-22 16:25:05)

0

5

Вздрогнувший мальчишка приятно порадовал йера своей реакцией.
"Если бы еще и взвизгнул - цены бы тебе не было".
Архайн лишь сильнее сжал плечи юноши, чтобы не дергался сильно. Хотя, конечно, юношей его довольно сложно было назвать - перед йером был вполне себе взрослый парень, сильный и очень гибкий.
"Жулик... ну и чем ты тут поживиться решил? Розами?"
- Не дитя... - в голосе йера скользнуло сожаление.
Хотя, конечно, что дети, что взрослые - ворам в Орите не место. В этом Архайн был солидарен с обережью. И он отлично знал, как обережники договариваются с некоторыми ворами.
"И мне очень хочется знать, что ты здесь забыл".
- Быть может, ты заблудился? - очень участливо спросил йер, одним плавным и мягким движением развернув парня к себе лицом.
"А взгляд-то какой... что, ящерок, попался? Я очень хочу послушать твое вранье. Смотришь на меня... и не боишься. Такие долго не ломаются. Мне становится все интереснее. Обычно те, кто заинтересовал меня, живут чуть дольше. Но они совсем не рады этому. Что, мальчик, будешь трепыхаться и дальше, показывая норов? И тогда я буду убивать тебя очень медленно. Если ты мне понравишься еще больше. Я тебя поймал... и обережникам не отдам".

+1

6

- Не дитя...
Ему показалось, или в голосе скользнуло сожаление? Интересно, о чем? Хватка на плечах стала жестче, хотя Майр больше не пробовал вырываться.
- Быть может, ты заблудился?
Йер одним движением развернул подростка.
«Приближенный… Ну ты и вляпался, Майр»
Глаза в глаза. Вызов и любопытство. Хотя интерес к нему служителя какой-то странный. По-хорошему следовало испугаться сильнее, потому как он уже пару раз видел подобный взгляд. Направленный, к счастью не в его сторону, но, тем не менее, впечатление надолго осталось в памяти. Так смотрели некоторые особо ревностные последователи Темного. Перед тем, как отправиться «на дело». И когда в одном из домов братства вспыхнула крупная ссора. И того заезжего вора, на которого так смотрели, больше никто не видел. Страшно. Должно быть. Но испугаться не получается. В результате, во взоре – любопытство, а тон независимый.
- И не заблудился. И да, я залез сюда намеренно. Но нет, не воровать.
Про Приближенных говорили, что они умеют отличать правду от лжи. И многое другое. И сам Майр в этом убедился. Уже приобретенный опыт не раз помогал ему определить, насколько его собеседник искусен в разных областях. А этот йер был силен. Очень силен. И от этого невнятного, осознаваемое скорее на уровне подсознания, чем ума ощущения чужого могущества парень просто не то чтобы дурел, но чувствовал что-то подобное опьянению. Забивавшему страх и сильнее разжигавшему любопытство.

Отредактировано Майр (2011-05-22 16:26:22)

0

7

Архайн едва не засмеялся. Этот наглый вор очень забавлял его сейчас, так что мужчина едва не почувствовал себя котом, играющим с мышкой. Ощущение быстро прошло, оставляя после себя, впрочем, тонкую ароматную сладость интереса. Вор был не так прост, Архайн убеждался в этом сейчас, радуясь, что сегодняшняя ночь принесет ему еще одно развлечение.
-  И не заблудился. И да, я залез сюда намеренно. Но нет, не воровать.
Йер вздохнул, тут же отпуская плечи юноши. Никуда он уже не денется, все равно в обратную сторону хода нет, ворота ему никто не откроет просто так... а убежать от Архайна довольно сложно. Можно, конечно, но следует обзавестись ящерками и кучей бусин, чтобы менять загнанных животин в каждом крупном городе.
Архайн сомневался, что у молодого и наглого вора найдется столько подручных средств для бегства прямо сейчас.
- Ну что ж, - решил мягко Архайн, оглядывая фигурку юноши и чуть улыбнувшись, - тогда пойдем в Храм, ты расскажешь мне, зачем залез сюда. Я так понимаю, что привело тебя очень большое горе или крайняя нужда, раз ты ищешь милости Иггра и Его слова в столь поздний час, не дожидаясь рассвета и времени приема.
Йеру пришла в голову забавная мысль, что если парень окажется еще более интересным, чем сейчас, то Архайн пригласит его в свои покои. Угостит вином. Хорошим вином. Но разумеется, не в свою комнату в святилище. Туда милый вор еще не получил доступ. Получит... если будет слишком сильно рыпаться.
"Все в твоих руках, вор".
Мужчина спокойно развернулся, направляясь к дверям Храма. Он отчего-то не сомневался, что вор последует за ним. Впрочем, у парня не было другого выбора. Ну... был. Умереть на месте. Архайну подумалось, что парень предпочтет беседу смерти.
Дверь даже не скрипнула. Архайн прошел внутрь, очень мягко ступая по полу.
- Присаживайся. - И сам опустился на одну скамью, плавно качнув головой, так что прядь шелковистых волос зацепилась на мгновение за длинную серьгу, но тут же вернулась на место, выпуская змейку из плена.
Архайн очень любил тишину святилища, но и тишина ночного Храма была прекрасна. И уж тем более йер впервые в своей жизни привел сюда вора, чтобы поговорить. Интересный опыт, надо признать.
- Я тебя слушаю. - Ласковый и очень мягкий голос. Так мог бы говорить служитель Светлого с маленьким ребенком или женщиной.
Те, кто не знал Архайна очень хорошо, обманывались этой ласковостью и теплотой. Приближенному стало интересно, что подумает вор.

0

8

Хватка пропала.
«Поверил?! Или просто решил, что я уже никуда не убегу? А вообще он прав, убегать бессмысленно. Особенно сейчас. Раз меня не убили на месте, возможно, будет шанс все объяснить. Хотя…»
Майр откровенно сомневался, что сможет внятно объяснить, зачем он повелся на этот спор. Скваш они не пили – такие вопросы под него не обсуждаются, но разговор получился слишком уж… горячим. Конечно, для него бы это дело открыло многое, очень многое. Для наглого парня это был просто отличный шанс. Если он выйдет отсюда, то на дело его возьмут, а если оно выгорит, то его без вопросов примут уже как равного, а не как парня на подхвате. Но хорошенькую же проверку ему подсунули.
- Ну что ж, тогда пойдем в Храм, ты расскажешь мне, зачем залез сюда. Я так понимаю, что привело тебя очень большое горе или крайняя нужда, раз ты ищешь милости Иггра и Его слова в столь поздний час, не дожидаясь рассвета и времени приема.
«В Храм? Что бы могла значить эта улыбка?»
Йер явно не ждал его ответа – направился к двери. Чувство опасности, пока ещё ни разу Майра не подводившее, молчало, но легкое опасение заставило немного помедлить, прежде чем последовать за Служителем Двуединого. И потом, слухи о ночном Храме, сновавшие по Орите, гласили о невероятных вещах, происходивших в нем. Нельзя сказать, что парень им верил, но они только сильнее подхлестывали все разгорающееся любопытство.
Внутри царила тишина. Но не такая, к какой он привык. Не усталая, как в доме и мастерской родителей, куда он изредка заходил. Не настороженная, встречавшая любого, кто входил в дом братства. Не опасная, царящая на окраинах, когда темноту едва-едва разгоняли божьи рожки, а каждый шаг был как прыжок через канал. Она была какая-то умиротворяющая. Страх, и без того изрядно потрепанный любопытством, позорно сдался под ее напором.
Майр с интересом огляделся. Йер между тем сел на скамью и предложил парню последовать его примеру. Блеснувшая серебряная серьга-змейка подтвердила догадку, что поймал его именно Приближенный. Служитель Темного. Очень «удачно».
- Присаживайся.
Паренек не стал выделываться и послушно сел, старательно сохраняя независимый вид и, не скрывая интереса, продолжил разглядывать Храм, скажем так, изнутри.
- Я тебя слушаю.
Мягкий, располагающий голос. Слышать такой тон от Темного йера, да еще и Приближенного, по отношению к пролезшему ночью в Храм вору (поскольку Майр ещё не объяснился, было логично предположить, что собеседник считает именно так), было несколько… странно. Не сказать подозрительно.
«Рано расслабляться, ой, как рано. Но отпираться и врать, тоже смысла нет. Полагать, что лжи поверят – глупо. Значит, нужно рассказывать всё, как есть. Но и говорить о деле, пожалуй, не стоит».
Майр бросил на йера немного испытующий взгляд, но быстренько его спрятал. Решено, он будет говорить только то, что касается его лично. Парень чуть-чуть помедлил и выдал:
- Я залез сюда на спор.
«Если меня сейчас не прибьют на месте или даже не наорут, значит, Иггр ещё не окончательно отвернул свой лик от меня».

Отредактировано Майр (2011-05-22 16:28:37)

0

9

Архайн чуть двинул бровью. Пожалуй, именно эта эмоция сейчас была уместна - удивление. И йер даже не побеспокоился, что вор увидит это. Во-первых - Архайн никогда такой чуши еще не слышал. Во-вторых... слишком уж необычные воры нынче пошли. Врут так уверенно.
Йеру стало любопытно, как же это милое создание будет оправдываться дальше.
- Спор... - йер вздохнул, дескать, "О, Иггр, дай мне сил", - и что же это был за спор?
"Наверняка сейчас будет рассказывать о споре на счет стены. Можно ли через нее перелезть и вернуться обратно. Старая история, пожалуй. Слишком старая. В нее я не собираюсь верить, мальчик, тебе не повезло".
Тонкая улыбка скользнула по губам Архайна. Это явно должно было означать одобрение и поддержку.
Вообще йеру сейчас немного становилось скучно. Неужели этот юный вор окажется таким же скучным, как те, что были до него? Ну хоть когда-нибудь отребье выдаст в руки йеру хотя бы одного достойного кандидата... Который прожил хотя бы до утра. Не говоря уж о большем. Притом было бы лучше, если бы он прожил эту ночь в беседе, а не подвешенным на дыбе.
"Становится грустно жить", - отметил про себя йер, едва не вздохнув, но вовремя опомнившись, что он не один сейчас.
Захотелось в свою комнату, там есть вино, там есть жаровня... там есть кресло. В нем удобно. Задница йера не очень любила скамьи в Храме.

0

10

«Не наорал. Но и не поверил»
Хотя, такой и не стал бы выходить из себя из-за подобного дурацкого заявления. Ну а кто же виноват, что до он сам такой дурак? Майр только сейчас, пожалуй, понял, что никуда, скорее всего его брать и не собирались. А этот пришлый просто решил так избавиться от него. Только вот непонятно, зачем: парень не был ни особо подающим надежды вором, ни большим мастером обращения с остро заточенной сталью (хотя кое-какие неплохие навыки имелись), ни метил сам в главари. Нужна ему эта морока! И что, что большинство парней его возраста так и рвется к власти в братстве? С другой стороны, если бы тот пошел его устранять напрямую, Майр бы легко не дался, и неизвестно, кого бы потом выловили в канале. Йер ему не поверил. И правильно, в общем-то, сделал. Что на него нашло? Что уже теперь…
- Спор... и что же это был за спор?
Вздох и улыбка… С чего бы это такое снисходительное отношение к нему? Подобное можно было ожидать от Служителя Светлого Лика, но от Приближенного, да ещё и Темного.
«Мда, Майр, вот теперь ты действительно влип».
Судя по всему, рассказывать нужно всё. Но, в то же время, не сдавать же всю их ватагу из-за одного пришлого паршивого барана. Хотя он появился в Орите уже довольно давно, за глаза его иначе не называли. Значит историю целиком. Почти.
- Даже не то чтобы спор. Может быть испытание или уговор. Я должен был доказать, что способен, точнее достоин принимать участие во всех делах. Мне поставили условие, если я смогу перелезть через ограду, и вернуться обратно, то меня возьмут на… примут как полноправного члена ночного братства.
Парень старался говорить как можно честнее, старательно обходя моменты, о которых лучше умолчать. Только один раз замялся и, когда замолчал, бросил испытующий взгляд на йера. Поверил? Заметил? Если заметил, то будет ли уточнять. Пока что все наблюдения говорили Майру, что именно этот служитель не упустит возможности узнать что-то,… сверх рассказываемого. И вряд ли не обратит внимания на заминки собеседника.
- Примут как равного. А не как…
Майр понял, что не может правильно подобрать слово так, чтоб и самому не обидно было, и так, чтобы не слишком погрешить против истины, и неопределенно взмахнул рукой. Забыв, что именно на этом запястье под рукавом спрятан кинжал, а шнуровку он сам ослабил перед переходом ограды.

Отредактировано Майр (2011-08-21 20:46:55)

0

11

Архайн едва не сорвался в аплодисменты. Мальчик настолько изумительно врал, что любо-дорого послушать было! Хоть беги за пергаментом, чтобы занести в летописи подобный случай. Мужчина искренне восхищался такими самоуверенными наглецами, как этот воришка. Хотя, конечно, спускать ему подобные "развлечения" Архайн всё равно не собирался. Как бы там парнишка не врал... но поощрять подобное - совсем не йерское занятие. Хотя почему-то простой люд считает, что служители Темного должны благословлять их на "темные" дела. Быть может, мальчишка надеялся как раз на это? Или кто-то его уже благословил... вот и решил испытать удачу.
"Как много идиотов расплодилось..."
- Вот как...
Тонкие изящные пальцы йера игрались с серьгой-змейкой, ресницы чуть опустились, прикрывая цинично мерцающие глаза на долю мгновения.
- Вот как, - повторил Архайн, улыбнувшись и чуть подавшись к парнишке, опуская руку на край лавки, сжимая его, - то есть за тобой наблюдают? Или ты что-то должен был принести... с территории Храма?
"Осторожнее, мальчик. Сейчас ты назовешь себя вором, если не выкрутишься".
- Получается, сейчас там тебя ждут твои друзья? Выйдем к ним вместе? - вкрадчивое мурлыканье, на грани с насмешливостью, - я скажу им, что ты удачно попал в Храм. Моего слова им будет достаточно, как думаешь? Примут тебя после такого... в ночное братство?
Вот теперь насмешка в голосе была очевидной.

Отредактировано Архайн (2011-08-23 21:08:15)

+1

12

- Вот как...
Редко подводившее чувство опасности почти взвыло. Судя по всему, йер не поверил ни единому его слову. Майр инстинктивно отклонился от приблизившегося служителя Темного. Понимание, что он вряд ли что-то может противопоставить поймавшему его мужчине, заставило всколыхнуться страх.
- То есть за тобой наблюдают? Или ты что-то должен был принести... с территории Храма?
Майр резко отрицательно мотнул головой, давя страх. Ему предлагают варианты. Может есть ещё шанс выкрутиться. Стараясь, чтобы голос звучал как можно тверже и спокойнее:
- За мной сейчас наблюдаете только вы. Я ничего не обязан приносить. Это…
Парень чуть было не ляпнул «невозможно», но вовремя вспомнил, что и вернуться из святилища тоже «невозможно». Он быстро исправился:
- Это глупо. Я должен был просто провести за оградой некоторое время и вернуться, - взгляд исподлобья, - живым.
- Получается, сейчас там тебя ждут твои друзья? Выйдем к ним вместе? -Я скажу им, что ты удачно попал в Храм. Моего слова им будет достаточно, как думаешь? Примут тебя после такого... в ночное братство?
Майр чуть было не уронил челюсть. Только откровенная насмешка в тоне удержала его.
«Не верит. Смеется. Неужели выхода нет? Должен быть. Ведь было же все не так плохо…»
Неожиданно на него напала злость. На всех. На себя, на подбившего его на этот дурацкий спор пришлого, на поддакивающих ему товарищей, на откровенно играющего с ним йера, вплоть до сотворившего этот мир Иггра. Парень чуть изменил положение, так, чтобы можно было легко вытащить оружие и просто удобнее защищаться, если что. Чуть прищуренный, твердый взгляд. Он говорит правду и уверен в своей правоте. Правда не уверен, что не видно злость:
- Да, ждут. На второй улице от едальни. А вот думаю, более чем достаточно и взяли бы. Только вот вместе? – отступать поздно и явно некуда, поэтому можно тоже добавить насмешку, или хотя бы иронию, больше над самим собой, чем над йером. – Как-то не верится, господин Приближенный, что выйдем действительно вместе. Вы-то, может быть, и выйдете, а на счет себя я начинаю сомневаться. Что-то мне подсказывает, что просто так вы меня уже не отпустите.
Вообще Майр откровенно наглел, но окончательно сформировавшееся знание, что ничем хорошим эта ночь не кончится, будило какую-то бесшабашность и привычное нахальство. Это не значило, что он покорился судьбе. Скорее... принял её неизбежность и собрался потрепыхаться в руках у Темного Иггра. Просто так, из вредности.

Отредактировано Майр (2011-08-24 06:35:46)

0

13

Архайн сдерживался, чтобы не улыбаться довольно. От мальчишки так несло страхом, что дхэры слюной обкапались бы тут же, были б рядом. Но подпускать их к своей добыче йер пока что не собирался. Он еще не наигрался с этим юношей. Тем более, на эту неделю для хвостатых гадов уже была пища. Продержать вора неделю и потом распрощаться с ним? Заманчиво, но... но что-то подсказывало Архайну - этот мальчик не так прост. И с него можно получить гораздо больше, чем пищу для Глашатаев. Это слишком просто. К слову, именно Архайну поручали разбираться с этими воришками. Раз за разом дурные люди лезли в святилище... Но только с этим мальчишкой йеру захотелось поболтать. Благостный настрой после тюрьмы? Может быть.
"Ах, эти недомолвки и оговорки. Прекрасно, мальчик. Я восхищаюсь твоей выдержкой. Столько наглости... тебя будет сложно сломать".
Йер сочувственно кивнул, с легкой улыбкой глядя на парня, изучая взглядом, словно выбирал его... ну, скажем, как морковку на рынке. Подойдет или нет?
- Как глупо полагать себя самым умным, не так ли? - негромко и почти влюбленно прошептал мужчина, поднимаясь со своего места, - пойдем со мной.
Архайн не сомневался - если мальчишка не рванет из Храма сейчас же, то задержится тут надолго. И не обязательно, что в качестве еды для дхэров. Он может стать личной игрушкой Архайна. Чести чуть больше, чем сдохнуть в скользких лапках Божьих Глашатаев.
По крайней мере йер считал именно так. Разумеется, когда был подальше от дхэров.
И мальчишка тут же убедил Архайна, что тот не ошибся в выборе. Злость, сквозившая в голосе и взгляде, выявившаяся в позе вора... о, йер готов был повиснуть у мальчишки на шее и лобызать в щеки такую находку.
"Еще немного - и я начну прыгать вокруг, как довольный щенок".
- Пойдем.
Архайн коснулся пальцами плети, свившейся кольцами у бедра.
"Тихо, он не желает мне зла. А его раздражение и страх - лишь попытка защититься... милый мальчик, правда?"
Мужчина направился в сторону второго выхода, который никто не видел и наверняка не знал о его существовании. Молитва была произнесена мысленно.. и абсолютно машинально. Потом йер толкнул пальцами дверь, выходя на улицу, направился в обход Храма.
Камушки тихонько поскрипывали под сапогами Архайна.
- Ты прав, - разумеется, йер не стал уточнять, в чем прав мальчишка, - и мне, признаться, всё равно, кто там тебя ждет и зачем. Уверен, что ты мне лжешь. А если нет, то положенное время все равно закончилось. Твои друзья уже уверены, что тебя тут сожрали.
Архайн благосклонно взглянул на парня.
- Составишь мне компанию? - тон легкий, с намеком на добродушную нежность.
Йер надеялся, что мальчишка будет не так глуп, чтобы иметь надежду отказаться от подобного предложения.

+1

14

От улыбки и оценивающего взгляда Майра почти передернуло. Не слишком приятно ощущаться чем-то вроде, даже не ящерка или корлисса, а чем-то съедобным. Несколько мгновений парень не мог отделаться от чувства, что у йера к нему именно гастрономический интерес.
- Как глупо полагать себя самым умным, не так ли?
Шепот слегка развеял опасения, но заставил насторожиться ещё больше. Опасность не исчезла, даже приблизилась, но немного сместилась. Как кошак, прежде чем напасть, обходит жертву, выбирая наилучшую позицию для молниеносного броска, не оставляющего никаких шансов. Но и у последней может быть своё мнение. Особенно если знать о наличии охотника.
«Да, это Приближенный, но это не значит, что о сопротивлении не может быть речи вообще…»
Очень захотелось съязвить, и он не удержался:
- Глупо, но иногда очень хочется.
- Пойдем.
Надежда на то, что он выйдет из Храма живым, уже рассеялась. Оставался только вопрос, сразу его отправят на свиданье к Темному или он ещё какое-то время побегает. Майр искренне надеялся на второй вариант. Точнее на шанс, что побегать ему всё же дадут, а то умереть, и даже не понять этого, показалось парню несколько обидным: за несколько лет бок о бок с довольно опасными личностями, он привык знать, что происходит в непосредственной близости от него, иначе не прожил бы и года среди ночного братства.
Как ни странно, его откровенная наглость, похоже, не вызвала резкого гнева.
«Странный какой-то йер…»
Парень поймал себя на том, что мыслит, опираясь на общее мнение о служителях Темного Иггра, и разозлился на себя ещё сильнее. Как будто у него своей головы нет! Проснувшийся ехидный внутренний голос радостно сообщил, что пока есть. Но скорее всего это уже ненадолго. Но именно эта злость помогла развеять остатки страха и окончательно вернуть ясность мысли.
В какой-то момент угроза со стороны йера стало слишком сильной, и Майр почти дернулся в сторону, словно в порыве сбежать, но подавил это желание. Всё равно далеко он не сбежит. И как он сам озвучил, просто так его уже никто не отпустит. Но ощущение опасности быстро сменилось ощущением чужого могущества, как и во дворе святилища. А словно возникшая из стены дверь растревожила испуганное любопытство.
«Интересно, она уже была здесь, или он её сотворил?»
Что странно, желания сбежать больше не возникло, и Майр последовал за Приближенным, твердо решив про себя, что бойся не бойся, а неизбежное всё равно случиться. Так что тратить силы на страх невыгодно и глупо. Лучше использовать их на что-то полезное. На что, пока в голову не приходило.
Слова йера заставили хмыкнуть. Время, может быть, ещё действительно не вышло, да только сомнительно, что его кто-то ждал. От него действительно просто избавились. Появилось некоторое сожаление. Не о том, что купился на прозрачную, в общем-то, уловку, а о том, что отомстить не получится. Уже. Хотя желание такое возникло. Тот факт, что ему не поверили, несколько возмутил.
- Я сказал правду! Я что, похож на безумца? Врать Приближенному служителю Темного и…, - Майр вспомнил, что идея залезть ночью в Храм, сама по себе не слишком здравая и оборвал фразу. Возмущение сменилось тихим бурчанием, - Хотя вам-то, какая разница. Вы всё уже решили и всё, что я говорю, уже не имеет никакого значения. – Точно так же его не хотели слушать и в братстве. Желание отомстить стало острее и вылилось в досадливое, - Обидно.
- Составишь мне компанию?
Неожиданно для себя парень улыбнулся и не смог сдержать смех.
- Как будто у меня есть выбор, господин Приближенный. Но, наверное, будет интересней, если я скажу «да» и добровольно пойду за вами. Хотя я уже и так иду.
Майр поймал себя на том, что ситуация начинает ему нравиться. Этакое приключение, почти в его вкусе, пускай, финал уже известен, но никто не мешает «надышаться напоследок». Кажется, вот на это он и потратит силы. На то, чтобы «надышаться».

Отредактировано Майр (2011-08-28 10:35:47)

+1

15

Мальчишка был настолько нагл, нахален и резок, что даже напомнил Архайну его самого. Мужчина уже не терял с губ легкой едва заметной улыбки, слушая дыхание вора. Конечно, йер не боялся того, что этот сопляк идет за спиной. Конечно, реакции Архайна превосходили реакции корлисса.
Но было так приятно думать, что мальчишка, быть может, всё еще помышляет о побеге... Разумеется, он не будет нападать на Приближенного. Потому что тогда он не пройдет и двух шагов, как отправится на суд к Иггру.
Но эта игра... это было удовольствием, о котором Архайн раньше не подозревал. И не думал, что это может быть так увлекательно - охотиться на воришку, когда тот уже в руках целиком и полностью.
"Такой милый мальчик... очень славный".
Ехидство мыслей было скрашено толикой истинных чувств, что было для Архайна вообще удивительно. Не истинные чувства, конечно же, а вообще какие-то эмоции к этому отребью.
Архайн искоса взглянул на вора, дескать - да, мальчик, ты очень похож на безумца, раз сунулся в Храм ночью.
Но вслух говорить ничего не пришлось, юноша, видимо, пришел к тому же выводу, что и йер. Похвально. А еще более занятны мысли мальчика. Йер их не слышал, но очень хотелось. Впрочем, кое-что из этих мыслей прорывалось сквозь губы вора. Архайн прислушался к бормотанию, быстро улыбнувшись.
"Наглец...", подумалось едва ли не с нежностью.
- Ты ошибаешься, - мирно и почти ласково мурлыкнул Архайн, доходя до следующего тупика и движением ладони разгоняя морок.
В стене была крепкая дверь. Мужчина открыл ее одним касанием, но вору должно было стать ясно - если бы он сам попытался ее открыть... то шансов дожить до утра у него уже не оставалось.
- Входи. Если хочешь пить - на столе кувшин с водой, в шкафу - вроде бы было вино. И хлеб с сыром. Кстати, сделай мне бутерброд.
Архайн прошел в комнату, уселся в кресло, наблюдая за мальчишкой.
- Мне всё равно интересно то, что ты говоришь, - пояснил свои предыдущие слова йер, - и я насчет тебя еще ничего не решил.

0

16

Ощущение опасности не исчезло, но несколько отодвинулось. А это значит, что побегать ему дадут. А может даже и убежать. Мысль мелькнула, и подросток поддался ей, прикидывая, а как это можно сделать. Убежать. Вот сейчас. Но несколько странный коридор почему-то отбивал желание находиться в нём в одиночестве. Здравый смысл подсказал, что и далеко он не убежит. В лучшем случае до стены. Но лучший случай выпадает не меньше чем на сотню семериков. А тот факт, что его не убили сразу после поимки, доказывал, что этот самый случай уже выпал на его долю сегодня ночью и вряд ли за то короткое время, что они с йером беседовали, в Царствии ещё нашлось ещё столько безумцев, не сказать дураков, как он, поплатившихся за свои глупости.
- Ошибаюсь… Имею полное на это право, - фраза была сказана вполголоса, больше себе, нежели йеру. Ему конечно уже нечего было терять, кроме нескольких часов жизни, но сокращать и их столь открытой дерзостью не стоило. А может и стоило? Чем нахальнее он вел себя, тем дальше отступала угроза.
«А что если Приближенного забавляет именно эта моя наглость?»
Подобное предположение сначала поразило и самого парня своей дерзостью, но потом показалось не таким уж странным и отчаянным. В конце концов, это же служитель Темного. Подросток скривился. Ну вот, снова эти шаблоны. Если бы Тёмный Иггр действительно благословлял все незаконные дела, братство не было бы ночным. Сколько лет он пытается изжить в себе привычку мыслить общими категориями, а она всё равно, раз за разом пробивается. Ведь вроде и из дома он ушел рано, а вбитые родителями стереотипы иногда становились сильнее опыта и простой логики.
«Надоело. Надоело поступать как должно и стараться при этом не наделать ошибок. Сколько можно?! Сначала дома, а затем в братстве!. Сегодня явно день, точнее ночь, чрезвычайно подходящая для этого. Последняя».
Майр не стал озвучивать это высказывание, но удивился легкости, когда он окончательно признал неизбежность конца.
Возникшая в тупике дверь подтвердила догадку, что при попытке побега, он заблудился бы на первом же повороте, несмотря на то, что дорогу он всё же запомнил. А толку-то.
Щедрое предложение Служителя Двуединого вызвало улыбку.
«Однако, эти часы обещают быть самыми интересными…»
Парень с любопытством огляделся. В комнате не было ничего зловещего или пугающего. Уютно обставленная и явно обустроенная по вкусу хозяина, когда каждая вещь занимает именно то место, которое удобно ему. А не соответствует некоему абстрактному «порядку».
Независимо посмотрев на йера, Майр всё же подошел к шкафу и нашел всё вышеперечисленное. Чуть подумав, он занялся сначала бутербродом, благо частенько питался именно ими, так что руку в приготовлении этого нехитрого блюда набил неплохо. Нахально полазив в том же шкафу и вытащив два кубка, налил вина, отнес мужчине требуемое, плюс один из сосудов с «благословенной влагой», а сам со вторым устроился на стуле. Вино оказалось вкусным. Пускай он в этом не слишком хорошо разбирался, но оценить разницу с тем, что подавали в едальнях смог.
- Щедро, господин Приближенный. И если вам действительно интересно, могу вновь повторить то, что уже сказал. Полез я на спор, на проверку. Только вот вряд ли смогу объяснить, почему поддался на подначки этого пришлого. Может потому, - Майр глотнул ещё вина, - что ему поддакивали и мои наставники. Точнее те, кого я привык считать таковыми. Кому доверял, хотя, наверное, фраза о доверии в ночном братстве звучит довольно странно. – Парень задумчиво повертел в руках кубок и с обаятельной наглостью улыбнулся. – Я действительно хотел на серьезное дело, а то несколько надоело быть мальчиком на подхвате. Но, - он хмыкнул, - стоит признать, что равных мне в этом деле не было. Связки, в которых был я, обережники ещё ни разу не ловили с поличным.
Слова давались легко, словно Майр говорил с близким другом, которого у него никогда не было. А не с поймавшим его йером. Разбираться, отчего это не хотелось. Парень, что называется, «пригрелся».

+1

17

Архайн плавно откинулся на спинку кресла, чуть щурясь и рассматривая мальчишку с явным ленивым, но все равно - интересом. Воришка в самом деле являл собой образец наглости, но в то же время - смелости. А это почти что бесценно. Быть может, из него получился бы неплохой...
"Хм. А ведь в этом определенно что-то есть".
Мужчина облизнул губы кончиком языка и слегка подался вперед, перебрав пальцами по подлокотнику кресла.
- Вкусно? - под таким взглядом и от такого тона Приближенного Архайна все чада Игрровы обычно нервно сглатывали и старались ретироваться... некоторые даже ползком.
От реакции мальчишки зависело очень многое, на самом деле. Спокойствие, агрессия или еще что... Архайн знал, что от его ласково-ядовитого голоса многих пробирает дрожь. И старался сейчас воспроизвести самый свой ласковый тон, приправленный доброй долей яда. Хотя, конечно, порой были абсолютные идиоты, которые принимали подобный тон за истинную заботу и всепоглощающую любовь Приближенного к собеседнику. Три раза "ха".
Мужчина, побуравив мальчишку взглядом из-под светлых ресниц, хмыкнул чему-то своему и уселся спокойно, принимаясь за бутерброд и вино.
Плеть у бедра словно бы шевельнулась сама собой, но ведь это невозможно, правда? Но она весьма явственно шевельнула своим свитым в кольца гибким телом.
"Да, дорогая. Я вижу".
- Вот как? - бровь слегка изогнулась, - значит, ты удачливый? В "кукушкины гнездышки" играл?
Странно, наверное, что Приближенный спрашивает о такой детской игре. Но ведь это верный признак... Удачливость. Чутье. Плеть чувствует, но этого мало. Плеть может реагировать и на другие моменты - на темный лик Игрра, к примеру, который явно повернут к этому мальчишке. Но ведь и это ценно.
- Возьми вон в том шкафчике три стаканчика. Не корзинки, но сойдет. Сыграем, пожалуй. На твою свободу. Согласен?

+1

18

Майр уже почти привык чувствовать себя чем-то вроде кошака на ярмарке для охотников. По крайней мере выбрал для себя именно такую характеристику взгляда Приближенного. Страх уже прошел окончательно, и парень вел себя почти естественно. Почти, потому что с новой силой вернувшееся ощущение чужого могущества совсем рядом пьянило не хуже вина, оказавшегося действительно очень хорошим, и заставляло вести себя подобно тому же корлиссу. Во всяком случае, он поймал себя на кошачьей вальяжности и гибкости движений. Неожиданно вспомнился не то наемник, не то просто бродяга, пару лет назад прибившийся к ним. Он пришел откуда-то с окраина Хайаны и провел с братством несколько дней. А потом ушел дальше, заявив, что в Орите ему тесно. Но дело было в том, что эти кошачьи повадки он у Майра и заметил. Правда называл это стилем «текучая вода». И не отстал от вредного мальчишки, пока не заставил научиться некоторым вещам. Он не понимал тогда зачем это нужно и ни разу не применял. Во всяком случае, осознанно.
Опасный, очень опасный тон йера вернул парня из мира воспоминаний в суровую реальность. На долю мгновения Майр насторожился, просто по привычке. Но быстро вспомнил, что терять ему почти уже нечего, поспешно задавил беспокойство и постарался почти непринужденно улыбнуться и допить вино. Не дрогнув. По крайней мере, он на это надеялся.
- Вкусно.
«Не отравлено. Разливал я сам. И кубки выбрал тоже сам. И не взывал он».
Тон ему очень не понравился, но явно показывать это парень не собирался. Из вредности.
«Очень похоже, что он на самом деле уже решил, как меня отправить к темному. Но ему неинтересно сделать это сразу».
Похоже… Его попытки «надышаться» привлекли и удержали внимание Служителя Темного, подарив ещё пару часов, как рассчитывал подросток, жизни.
Слова об удачливости вызвали короткий смешок.
- Удачливый? Да, наверное, и это тоже. О одно из доказательств этого то, что я ещё жив. Разве не так? Мне повезло преодолеть стену и встретить вас. Ещё и прожить после этого какое-то время. – С некоторым удивлением, - Играл. Давно, правда. Собственно так я в братство, точнее в помощники и попал.
Предложение сыграть логично вытекало из предыдущего вопроса. А вот цена…
- На мою свободу? Вы серьезно? – парень выглядел слегка обескураженным. – Верится с трудом, господин Приближенный. Но отказываться я, конечно, не буду. Не потому, что не верю, что в случае моей победы вы меня отпустите. А потому что сомнительно, что Темный откажется от своей законной добычи. На мой взгляд, он уже доказал, что совсем не против получить меня для хм… беседы.
Тем не менее, Майр затребованные стаканчики принес. Второго такого предложения может и не быть, а спорить с Приближенным… таким дураком он не был. Парнем владели очень противоречивые чувства. С одной стороны, безумная надежда: вдруг ему действительно повезет? И он вернется с победой и отомстит за попытку от него избавиться. А  с другой… некое сожаление, что этот разговор, похоже, подходит к концу. Он запомнил то странное ощущение правильности, которое мелькнуло и пропало. Вот его и было жаль.

+1

19

Пожалуй, предложи кто-нибудь Архайну променять этот вечер на, допустим, возможность провести ночь в спокойствии и одиночестве - йер бы отказался. Мальчишка так увлекал, что Приближенный едва не поддался на это очарование наглости. Тонкие губы служителя Темного подрагивали в едва уловимой улыбке. Архайн чувствовал в себе нечто схожее с желанием кошака - помурчать, щуря глаза, закогтить обивку... собственного кресла?! Никогда! И всяким кошакам не место в гостиной Приближенного.
...и мальчик справился. Во взгляде Архайна появилось острое чувство наслаждения происходящим. Приближенный даже не старался спрятать этот взгляд под ресницами. Незачем изображать ледяную статую, когда это не страшно. Гораздо страшнее - когда тот, у кого на руках вся власть и могущество, улыбается и потирает ручки. Потирать ручки йер не стал, но улыбнулся - плавно, мягко, обозначив эту улыбку огоньками Границы во взгляде.
Мальчишка должен был оценить.
Каждым своим жестом, взглядом и движением (не говоря уже о словах, разумеется) Приближенный проверял юное создание. Зачем? Затем. Краткий ответ на глупый вопрос. Если Архайн что-то задумал, значит это действительно нужно.
Мужчина тронул кончиком языка свои губы, не удержавшись от этого действа по одной простой причине - у него всегда пересыхали губы, когда происходило что-то важное и интересное. С участием самого йера, конечно же.
- Я разве так сильно похож на шутника? - изогнул бровь Архайн, машинально кладя руку на плеть, поймав кончик гибкого тела между пальцами.
Подобные поглаживания плети доводили некоторых особенно впечатлительных (и знающих Архайна) до покаянных рыданий и клятвах едва ли не в вечной своей верности. Приближенный всегда выслушивал всех желающих. Приятно порой, когда тебе вылизывают сапоги.
Хотя все равно обувь потом приходится чистить. Не самостоятельно, разумеется.
- С Темным - моя задача договариваться, мальчик, - решил все же снизойти до этого очевидного замечания йер, - и наши с тобой взгляды весьма различаются. И уж точно не в твоих силах узнать, что задумал Темный.
Мужчина подался ближе к столу, глядя на то, как юноша ставит стаканчики. Потом, плавно перетекая в вертикальное положение, Архайн стянул с запястья браслет, собрал в ладонь несколько бусин.
- Три захода, мальчик. Выигрываешь - каждый следующий заход усложняется. Выиграешь третий раз - уйдешь домой.
Архайн взял одну бусину, положил под стаканчик. С медлительностью, дозволенной лишь сытым кошакам, Приближенным и еще, пожалуй, дхэрам, стал перекидывать бусину из-под одного стаканчика под другой, потом третий. Постепенно скорость увеличивалась. И, наконец, стаканчики замерли. Архайн, улыбаясь своей ласковой улыбочкой матерого отравителя, жестом предложил парню выбирать.

+1

20

Парень, что называется, вполглаза наблюдал за йером. И не заметить его выражение лица не мог. Теперь он был не корлиссом на рынке – пойманной мышью в его лапах. Причем специально недодавленной. Прижулькнутой. Чтоб имела возможность посмотреть в гзаза своей судьбе. Точнее её окончании. Майр не выдержал и сам себе пошептал:
- Темный во плоти. Ей-он же…
Да, а так резко высказывать своё мнение всё же не стоило. Очень вежливо Служитель Двуединого напомнил, кто здесь хозяин (хотя подросток и не забывал) и у кого какие «полномочия». Жест с плетью был крайне красноречив. Такой прозрачный намёк. И понимай его сам. Он не знал, правильно ли растолковал его, но в ответ дернул плечом и нахально ответил:
- Ну, если вы с ним договоритесь, то кто ж я, чтоб с вами спорить?
Условия игры диктовал естественно Приближенный. И, надо сказать, Майр наконец понял, что игра началась уже давно. Наверное, с момента их встречи. Игра всерьез. А понял он это только сейчас. И невольно поежился, осознав, что ставка на самом деле выше, чем просто свобода. Что-то здесь было ещё, уж очень сильным стало ощущение чего-то приближающегося. Словно идешь по узкому бортику канала. Скользкому. Слышишь, как за спиной в проулке поднимается порыв ветра. И неважно, насколько ты будешь осторожен в движениях – он всё равно столкнет тебя. А вот удержишься ли на твердом берегу, или полетишь в холодную воду зависит от мимолетной благосклонности Иггра. Любого. На которую ему лично рассчитывать не приходилось. Не жаловал он его, с самого рождения не жаловал, несмотря на то, что йер назвал «удачливостью».
- Наверное, я должен сказать, что согласен, господин Приближенный.
Майр даже не стал пытаться уследить за перемещениями стаканчиков, лишь отметил грацию движений рук, их касавшихся. Когда они замерли, с открытой улыбкой последовал приглашению и потянулся к левому, в последний момент указав на центральный.
- Здесь.

+1

21

Архайн сдерживал улыбку до последнего. Ну что за мальчишка, в самом деле! Так же и весь образ разлетится пеплом. Невыносимый мальчишка. Заставляет улыбаться. Наглый, вредный... яркий, живой, сильный. Вот это было, пожалуй, самым важным. А наглость... ну так сам Приближенный от отсутствия наглости тоже не страдает, честно говоря. А мальчик...
А мальчик тем временем ткнул лапкой в стаканчик. Архайн дернул уголком рта, насмешливо осматривая воришку.
- Уверен? - в голосе можно уловить жалость.
Однажды Приближенный уже играл в такую игру с Внимающим. Запутавшись и перепугавшись, юноша едва не расплакался. Издеваться над ним тогда Архайн прекратил, но запугал до заикания. Ну и к Иггру всех этих Внимающих, которые бегут в Храм не ради служения Иггру, а ради сомнительных благ должности йера.
Малолетние идиоты.
Архайн плавно толкнул стаканчик пальцем, заставляя его упасть на стол. Под центральным стаканчиком обнаружилась бусина.
Йер, не говоря ни слова, добавил к ней еще парочку. Дал воришке полюбоваться этим. И объяснил, кривя губы в неприятной улыбке:
- Одну бусину легко угадать. Теперь тебе придется сказать мне, что находится под каждым стаканчиком. Понятно?
Мужчина, потратив секунду на рассматривание лица вора, опустил голову и снова стал перемещать стаканчики. Вначале медленно, как и в прошлый раз, потом быстрее.
Остановился, поднимая взгляд на мальчишку.
- Рассказывай, что под каждым стаканчиком.

+1

22

- Уверен?
Майр хмыкнул. Какой смысл что-то менять, если выбор уже сделан? А сомневаться и судорожно искать варианты удел тех, кому есть что терять. точнее кто так считает. А в этой игре на кону стояла свобода. И, скорее всего, жизнь. Ещё на пару часов. Нет, дело было не в том, что парень не поверил, что его отпустят. Просто почему-то был уверен, что всё, что было там, за стеной святилища, там и осталось. А он сам, каким привык себя считать, Храм уже не покинет. То есть того мальчишки, что на проверку перелез ограду уже, по сути, не было. А значит терять ему нечего.
...но он угадал! Майр чуть дернул бровью, обозначая удивление. Первый заход первая ступень к иллюзорной свободе. Пока ещё да, иллюзорной. Ведь ступеней три.
Новые условия. Многозначительная улыбка. Как он-то может сказать, что находиться в месте, которое он не видит?! Это же доступно только Взывающим, в какой-то степени! Пару мгновений парень обескураженно смотрел най ера, а потом хмыкнул и кивнул. Всё правильно, это же угадайка. Игра на удачу. Разве что вариантов больше. Пусто-три-пусто. Или все три с одной стороны. Одна-одна-одна. Две-одна-пусто. В разных вариациях. Он может потратить час и десяток попытток. И пролететь. Кто-то умеет это высчитывать. По слухам. А Майр об этом никогда не задумывался, полагая, что за людьми наблюдать интереснее, чем размышлять о вероятности. Вот и сейчас вместо того, чтобы следить за перемещениями стаканчиков, смотрел на Приближеного.
"Интересно, а какова на самом деле ставка в этой игре. Для него? Не от банальной скуки же он решил так скоротать ночь?"
Он немного потешил себя этой мыслью, но быстро отказался от неё.
"Именно что от скуки. Поскольку иначе вряд ли бы сохранил жизнь нарушителю покоя святилища, предложил разговор и игру."
- Рассказывай, что под каждым стаканчиком.
Майр взглянул на стол, повинуясь какому-то странному порыву, провел над стаканчиками рукой и выдал:
- Под левым пусто. В центре две. И справа, соответственно, одна.
Парень поднял взгляд на Служителя Двуединого и усмехнулся. Он рассчитывал на удачу. И ему самому было очень интересно, попал или нет.

+1

23

Архайн усмехнулся, наблюдая за мальчишкой. Надо же, воришка вел себя настолько спокойно... Хотя, впрочем, он был прав. В смысле - вор был прав в своем поведении. Другой бы на его месте истерил или покорился. Истерил - потому что в условиях, поставленных йером, выиграть было невозможно. Покорился - потому что точно знал, что проиграет. А вор... словно точно знал, что под каждым стаканчиком.
И еще это движение ладонью...
"Ах, детка, неужели ты Взываешь?"
Архайн помедлил, прежде чем опрокинуть стаканчики, показывая юноше результат. Приближенному даже смотреть туда не нужно было, он и так отлично знал, что мальчишка снова выиграл. И это уже заставляло задуматься, а что из себя представляет этот вор. По сути, все и так было понятно. Плеть тихонько дрогнула, когда юноша проводил ладонью над стаканчиками. Этот знак был одинаково понят плетью и самим Архайном.
Осталось последнее, решающее.
Архайн высыпал все бусины и, не давая возможности их пересчитать, быстро перемешал, пряча под стаканчиками. И насмешливо предложил.
- Теперь - угадывай.
Приближенный уселся обратно в кресло, поглаживая плеть, внимательно наблюдая за мальчишкой.
- Если угадаешь - сможешь задавать мне... вопросы. Если они у тебя возникли.

+1

24

- Теперь - угадывай.
Майр несколько истерически рассмеялся. Правда это смех быстро стал вполне здоровым. Последнее задание. Невозможное. Невыполнимое. Но… ожидаемое. Не мог, просто не мог Приближенный дать ему настоящий шанс  на спасение. Это противоречило не только законам, но и банальному здравому смыслу. Парень и так всю ночь дергал за хвост удачу, и у него было опасение, что её лимит он уже исчерпал. А это значило, что финал его авантюры близок. Насмешливо-внимательный взгляд Служителя, это поглаживание плети, словно мужчина уже предсказал ближайшие события и теперь наблюдает, ждет. А Майр… Майру остается поставить всё на удачу. Теперь действительно всё. Угадает он вряд ли… Но чем ближе будет попадание, тем сильнее вероятность, что он заинтересует йера настолько, что он милостиво подарит ему ещё… ну хотя бы час жизни. На свиденье к Иггру не хотелось, пускай парень и понимал неизбежность скорой встречи с ним.
Бусины, бусины… Сколько же их там было? Хотя… разница то?
- Если угадаешь - сможешь задавать мне... вопросы. Если они у тебя возникли.
Парень немного недоуменно посмотрел на Служителя.
- Вопросы? Я – вам? – он усмехнулся, - Пожалуй, ради этого стоит попытаться угадать. – Наглея – А то свобода… это так абстрактно.
Он внимательно всмотрелся в стаканчики. Несколько мгновений в голове царила восхитительная пустота. Затем, вместе с резким головокружением пришло знание. Старательно заставляя голос звучать ровно, а тело держаться прямо Майр повернулся к Приближенному.
- Под левым шесть. В центре три. И справа девять.
Он верил и не верил, что угадал. В любом случае, отступать уже поздно. Парень улыбнулся. Нет, положительно эта ночь, что называется, «удалась».

+1

25

Разумеется, вся эта ситуация со стороны выглядела так, словно Архайн в особой, извращенной форме издевается над бедным юношей. По сути, он в самом деле слегка издевался. Но он сейчас, в отличие от вора, знал, к чему все приведет. И старательно нагнетал обстановку, мешая мальчишке сосредоточиться, пытаясь сбить его с толку. Без взывания, разумеется. Просто психологически. Ведь ничего в Царствии не бывает леко и просто. И благодать Иггра не всем в руки с неба падает. В данном случае она коварно вползает в сердце, прикидываясь улыбчивым Архайном. Сомнительная благодать, конечно же. Но ведь и лика у Иггра два. К счастью.
Смех мальчишки приятно щекотнул самолюбие йера. Он понял, что слегка довел парнишку. Стоило порадоваться, но Приближенному все равно было интересно, что же случится дальше.
Мальчишка обнаглел, высказываясь, а потом стал бездумно смотреть на стаканчики. Первое стало уже привычным за сегодняшнюю ночь, а вот этот замерший взгляд...
Архайн старательно сдерживал улыбку. Ну же, еще немного. Проще этого ничего не может быть. Вроде бы Внимающих иначе отбирают, но никто не рискнет поспорить с Архайном, что его метод тоже действенный. И вообще парнишке удивительнейшим образом повезло сегодня. С этого, пожалуй, и началось его "вразумление". С того, что он попался Архайну, что Архайну было скучно, что вообще сегодня звезды именно так встали, а не иначе. И это не допущения, как посчитали бы многие, это действительно та самая, божественная удача.
Мужчина, не говоря пока что ничего, медленно подался вперед, снимая плеть с пояса. Протянул руку к стаканчикам, сжимая рукоять плети и с удовольствием глядя на едва заметно подрагивающее кнутовище. Первый стаканчик опрокинулся, не задев бусины. Плеть дрогнула и обвилась о руку мужчины. Казалось, что плеть вот-вот замурлыкает, как кошак. Легкое движение руки - падает второй стаканчик. Плеть стискивает запястье Архайна, словно предвкушая.
Мужчина откинулся обратно на спинку кресла, оставляя стаканчики в покое.
- Третий открывай сам.
И когда все бусины были свободны, усмехнулся.
- Забирай себе. На эту сумму ты легко купишь себе хорошую одежду и снимешь отменную комнату. На первое время.
Архайн с интересом, уже ничем не скрываемым, смотрел на парнишку, ожидая вопросов. Он полагал, что они у парня должны возникнуть. Угадать три раза - легко. Но не в игре с Приближенным. И вор должен это понимать лучше, чем кто-либо другой.

+1

26

Сердце замерло, а затем пустилось вскачь. Когда йер вернулся к столу, сжимая плеть, успела мелькнуть мысль, что вот, мол, и всё, добегался, парень, но тот всего лишь опрокинул два из трех стаканчиков. А плеть, казалось, жила какой-то своей, непостижимой простым чадам Иггровым жизнью.
«Угадал, Темный побери, угадал!»
Два из Трех… Остался один. И он знал, был уверен, что под третьим именно то количество бусин, что он назвал. Скрывая волнение парень перевернул последний сосуд. Последний шаг к свободе… Свободе ли? Так и есть – шесть. Всё совпало. Майр замер, осознав, что выиграл. Выиграл в «кукушкины гнездышки» («йеровы стаканчики» - мелькнула ехидная мысль) у Приближенного! На условиях последнего. Невероятно. Немыслимо. Невозможно. Безумно. Именно что безумно. Как и вся эта экспедиция, вся эта ночь. Определенно, один из ликов Иггра решил сегодня пошутить с ним. Хоть какой, кажется и так понятно. Майр искоса взглянул на Служителя. Темный.
«Ироничный взгляд, намеки и повадки корлисса. Вылитый Тёмный»
Парень улыбнулся, хмыкнул, сгрёб бусины в ладонь и немного покатал.
- На первое время…? Может быть, и хватит. Только вот приличное жилье… Думаю, мне это не слишком выгодно. Поскольку, - он задорно посмотрел на мужчину, - если я отсюда выйду, кое у кого остался, гм… должок. Но отказываться от столь щедрого предложения я, конечно, не буду. – продолжая покатывать в ладони свой приз, Майр устроился на то же стуле, - И, если предыдущее условие ещё в силе, хотелось бы кое что прояснить. – Он чуть прищурился, - А какой во всем этом ваш интерес, господин Приближенный? Кроме нескучного, надеюсь, вечера? Не спорю, иногда это, - легкое подбрасывание бусин, - дорого стоит. Но что-то мне подсказывает, что дело не только в этом. Что-то здесь есть ещё. То, о чём я пока не догадываюсь. Но согласитесь, даже с удачливостью, просто так выиграть при этих условиях было невозможно. А это значит, что либо вы Взывали, пускай я и не вижу в этом смысла, либо… - небольшая пауза, и уверенное - Это была проверка на реакцию.
Чуть испытующий взгляд. Даже выиграв, Майр был уверен, что ему нечего терять. А разобраться хотелось. Очень.

+1

27

Архайн смотрел, как меняется выражение на лице мальчишки. Ожидание, тревога. Неуверенность, обреченность. И ликование. Ни граммма страха. Ни грамма отчаяния. Никаких гнусных эмоций типа "Ай, мамочка-папочка, меня обижает злобный дядя-Приближенный!"
Йер улыбнулся уголком губ и удовлетворенно откинулся на спинку кресла. Конечно, мальчиков-Внимающих ищут раньше, этот вор уже прошелся по планке "староват". Но Приближенный Архайн не собирался упускать такой самородок. Он не простил бы себя самого... хоть и понимал, что этот самородок может однажды выдернуть серьгу из его уха и вставить себе - окровавленную, горячую.
Архайн быстро облизнул губы и посмотрел на юношу.
- Вечер и правда был весьма... интересным, - кивнул йер, не видя смысла отпираться, - даже более чем.
Мужчина слегка пожал плечами, подошел к столу и стал разбираться с вином и бокалами. Предложил один из них мальчишке, а сам вернулся на свое место, уселся, делая долгий глоток вина.
- Удачливость... а что это вообще такое, вор? Разве вы не стараетесь благословить свои дела у Темного? Разве не стремитесь заручиться поддержкой Иггра? Подумай сам - ваша ли удачливость здесь присутствует - в ваших делах. Или вы помните о том, что вас благословили - и поэтому способны преодолеть стену в святилище, играть с Приближенным в разные игры, дерзить... и выигрывать. Вы используете Иггрову силу, которую вам с благословением передает йер. Это не взывание напрямую с его стороны, это лишь направление вам самим. Хронический неудачник даже с благословением йера отправится в тюрьму. И будет грешить на Иггра, а не на себя самого. Пользоваться Его милостями надо умеючи. И те, кто умеют это делать - кандидаты во Внимающие.
Мужчина помолчал несколько секунд, понимая, что слегка увлекся и почти дал юноше подсказку. Потом усмехнулся и указал ладонью на стаканчики.
- Я - не Взывал.

0

28

Парень с интересом наблюдал за Приближенным. Больше не было непосредственной угрозы, но присутствовало некое ожидание со стороны служителя в его адрес. Снедаемый любопытством Майр только нахально усмехнулся, услышав подтверждение теории о нескучном вечере. И от вина, естественно не отказался. Тем более что чутье говорило, что до рассвета ещё далеко, а самое интересное только начинается. Интересное для него и для йера.
Рассуждения об Иггровой удаче он выслушал очень внимательно, стараясь правильно понять не только сами слова, но и то, что стояло за ними. А оно стояло, и Майр чувствовал это практически кожей. Вопросы мужчины, большей частью, ответов не требовали. Они должны были навести на мысль. Мысль, которая уже почти полсемерика минут крутилась в его голове. Всё это – не просто так. Далеко не просто. И интерес йера вполне конкретный.
«Кандидаты на Внимающие? Очень интересно! А при чем здесь это? Неужели он полагает…? Бред. Но Приближенный к лику Тёмного не стал бы гоняться за… неважно. Прав или нет?»
Решив, что делать скоропалительные выводы не стоит, Майр решил ответить на слова Служителя, выигрывая для себя время подумать.
- Удачливость… Это то, что позволяет выжить. Мне сегодня. И получить кое-какой приз, - ещё одна усмешка. – То, что позволяет избежать нежелательной встречи в неподходящий момент. То, что дарит неуверенность, но дает шанс идти до конца. – задумчивый взгляд в никуда и смешок. – Благословение у Тёмного? Можете не поверить, но я лично его ни разу не получил. И вообще до сегодняшней ночи полагал, что ему на меня глубоко плевать. Что он доказывал неоднократно. Но эта ночь… Такое ощущение, что он решил доказать, что вдруг заинтересовался. Вы говорите – пользоваться умеючи. А может быть Иггрова удача – это умение слегка поддаваться собственному безумию. Ибо внятно объяснить, какого… я повелся на идею с оградой… Но, очевидно, это была его воля. И моё безумие этим и объясняется. – он ухмыльнулся, - Вот и я свалил всё на него. Но допускаю, что во всем этом есть и моя доля. А значит… значит, – вопросительно намекающий взгляд, - во мне есть что-то. Интересное для вас и, возможно, для Храма. Особенно если вы не Взывали. - прищурившись, - Или вы хотите сказать, что...
"...что не Взывали именно Вы, но сам факт Взывания был".
Майр откинулся назад, и подумал, что вывод-то правильный. Но озвучивать его не хотелось, поскольку уж очень стремительный рост: от мальчика на побегушках у криминала до Внимающего Храма. Он сделал ещё глоток и покатал в руке бусины. Определенно, это хорошая сумма. Но если он прав – это капля в море. В сравнении с перспективой.

+1

29

Приближенный слегка склонил голову набок, поглядывая на парня с интересом и едва заметно улыбаясь. Кивнул, принимая мнение парня к сведению.
- Удачливость есть у каждого. Но ее можно повысить или понизить... зависит от конкретного человека, от его окружения и прочих интересных факторов. Случай "влияния Иггра" на удачу тоже есть, я проверял, так что тебе просто следует смириться с тем, что Иггр смотрит на всех своих чад. Даже на тех, которые уверены, что Ему наплевать на них.
Мужчина тронул нижнюю губу кончиком языка, почувствовав, что кожа пересохла, дотянулся до вина и налил себе еще немного, сделал пару глотков. Архайн нарочно выдерживал паузы в разговоре, давая мальчишке время подумать, оценить, осознать... и, что уж там, привыкнуть к его Приближенному обществу. Что-то подсказывало йеру, что придется часто бывать рядом.
- Собственное безумие, милый вор, может быть ничем иным, как Божественным... назовем это проведением, но по сути это обыкновенный пинок в нужную сторону. Вот скажи... - новая пауза, многозначительная мерзенькая такая улыбочка, - если бы не было этого спора, когда бы ты еще оказался в Храме? Можешь не отвечать, я и так отлично знаю - ваша братия никогда сюда не захаживает.
Архайн кивнул, усмехнувшись.
- Ты верно мыслишь. Это Его воля. А значит, в Его воле и продлить твою жизнь. Если Иггру это действительно нужно. А как еще объяснить тот факт, что ты выиграл в игру, в которую может выиграть только йер? И то - лишь хороший, обученный Взыванию йер, а не просто пустышка с плетью. А такие, увы, появляются порой на дорогах и в дальних селищах.
Приближенный едва не потянулся, как сытый и довольный кот, но вовремя удержался от этого порыва. Нечего мальчишке видеть Архайна таким домашним. Среди подчиненной мелкоты должно быть уважение. Хотя от этого паренька наверняка будет уважение... пока он сам свое детское оперение не сбросит. А потом выпорхнет из гнезда и поминай как звали. Еще и серьгу архайновскую он заберет...
Йер тронул пальцами мочку своего уха.
- Да, именно это я и хочу сказать. Так что в твоей воле решить - стать Внимающим или не стать. Мы с Иггром сделали всё для твоего выбора.

0

30

Майр внимательно слушал Приближенного. Иггр смотрит на всех своих чад… Да, смотрит, но крайне интересно, почему Он соизволили обратить на него внимание именно сейчас.
- Смотрит на всех… Да, но если он даже не захотел дать меня родителям. Или…, - чуть прищуренный взгляд, и нечто похожее на озарение, - Или он подарил меня им? - скривившись, - Только вот-что-то они были не в восторге от этого дара. – Он хмыкнул, - В отличие от меня. И тогда объясняется многое. Вот она какая – божественная удача.
Парень покрутил в руках стакан. Итак, благосклонность Иггра. О да, в эту ночь он не просто доказал, что существует. Он доказал, что ему что-то надо от Майра. Хотя почему что-то – вполне конкретное. Служба. Ну что же – ничего против он не имел. В конце концов, это обеспечит ему более менее ясное будущее.
- Итак, воля Двуединого. Или какого-то из Его ликов.
Он усмехнулся. Вопрос какого не рассматривался. А вот слова о том, что только обученный йер мог выиграть, сначала вызвали усмешку и  ироничное:
- И Вы подкинули эту задачу мне. Очень хороший ход. Я ведь не должен был выиграть. И игра бы получила очень логичное завершение. Но получилось иначе.
Он не был удивлен – уже успев смириться с неминуемой смертью, и внезапно получив жизнь, всё казалось более чем правильным. И в то же время была смутная радость и гордость, что да, он это сделал. Его не ценили в братстве, а он сделал то, что под силу немногим! И дал ему шанс проявить себя именно господин Приближенный. Почтение к Глашатаям и Служителям в него вбили ещё родители. Да и собственный опыт, и рассказы бывалых только укрепили это. А уж какие слухи ходили про Приближенных! И вот – Иггр дает шанс стать одним из них! И нужно быть полным идиотом, чтобы упустить его. Парень себя идиотом не считал. И прекрасно понимал, какую роль во всем этом сыграл именно этот йер.
Майр ещё немного помолчал, и заговорил, уже совсем другим тоном. Ни капли прежнего ехидства и иронии. И уж тем более нахальства. Почтение и полное принятие власти. Если в Храме и потом здесь, даже понимая, что он полностью во власти Приближенного он ершился и хамил, то теперь это было именно признание главенства мужчины.
- Я не отказываюсь от столь лестного предложения. И, если подобное возможно, могу я просить Вас о, своего рода, наставничестве? И узнать, как мне к вам обращаться.
Это обережь знала всех Взывающих в лицо и по именам. Их противникам это было без надобности. Обычно. Но этот случай нельзя было назвать обычным. При любом раскладе.

0


Вы здесь » Царствие Иггрово » Летопись » Вразумление