Царствие Иггрово

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Царствие Иггрово » Информационный блок » Реалии мира


Реалии мира

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Или, другими словами, матчасть. Цитаты в большинстве своем не переделывала, так как не вижу смысла. Изначально сибирала для себя, поэтому нарочно не касалась тех же жрецов Лозы или горцев - персонажи не рядовые, надеюсь, что игроки сами внимательно прочитают книгу :) Но если сильно попросите - сделаю)) Эта же сводка призвана облегчить игру обычным персонажам. Мои мысли и домыслы выделены курсивом. Опредеделения выделены жирным. Деление по темам не четкое, но примерно знать, где искать нужное, вы будете)) Все вопросы и критику обещаю внимательно выслушать :)

Мироустройство
то бишь все, не попавшее в остальные разделы)

Известные части Царствия: Оритская, Мирянская, Хайанская. Они разделены между собой Границами: "Даже закат здесь был чуждым, зловещим: багрово-красный, без единой желтой крапинки. Ветер стих, подозрительные шорохи – тоже, но путников это не обрадовало. Если уж этих мест даже пришлые твари избегают… От почвы исходил горячечный жар, словно под слоем трухлявой иглицы тлел торфяник.
Не такая уж и широкая она оказалась, Граница. Шагов двадцать – да только поди прошагай! Между Оритской и Хайанской частью Царствия ползла бесконечная змея с оранжевым брюхом лавы и алой спиной стоящего над разломом зарева. Клокочущий, в хлопьях серой пленки расплав тек не вровень с краями, а ладони на три ниже, изредка выплескиваясь и застывая гладкими, стеклянно блестящими кляксами. Берега обрамлял широкий «пляж» из золы, девственно хрустящей под ногами"

Моруны - ожившие покойники, зомби. Порождения плесниды. В последнее время моруны стали настоящим бедствием, месяцами вызревая в безвестных степных могилах, чтобы одной прекрасной ночкой отправиться в посмертное странствие. На людей они нападали редко, но разносили заразу, против которой были бессильны даже ирны, а посему кара за оставшийся без огненного погребения труп перевешивала таковую за собственно убийство. Мертвецы соглашались спокойно лежать только в кладбищенской земле, регулярно осеняемой ирной, но большинство людей все равно предпочитало огненное погребение, ибо откопавшийся морун чаще всего плелся домой к себе или обидчику.
Если морун успевал коснуться человека, тот был обречен. Болезнь проявлялась по-разному, через день или седмицу, лихорадкой, сыпью или рвотой, но в любом случае выживали считаные единицы, навсегда оставаясь калеками – слепыми, с отнявшимися ногами, текущими слюнями, струпьями по всему телу… От человека к человеку эта зараза не передавалась, а то Царствие давным-давно бы вымерло. Общее название болезней, разносимых морунами - морунья.
Подвижность мертвяка ограничивали только негнущиеся кости, суставы же как будто растворились. При этом ни расползающейся плоти, ни запаха тухлятины не было в помине, ходячий труп оставался крепок и свеж.
Охотников иногда просили помочь избавить селище от моруна, хотя считалось, что уничтожать ходячих покойников способны только йеры. На деле же селищане предпочитали закидать попавшегося в яму моруна хворостом, залить смолой и устроить ему запоздалое огненное, а потом и обычное погребение. Это было куда выгоднее, чем платить храмовникам за самого моруна, уничтожение его заразной туши, освящение земли и, в довесок, штраф за недогляд. Охотника, рискнувшего согласиться, ожидало лишение лицензии, а то и перечеркнутая татуировка. Стрелки, даже самые простые, на морунов почему-то действовали. Не смертельно, но лишали ее проворства.

Мировоззрение
Основная религия - иггрианство.
По поверью, солнце по ночам хранится в Иггровой шкатулке. Как известно, все плохое в человеке от Темного Иггра, а хорошее – от Светлого и равно угодно Двуединому. Однако все прихожане знали, к чьему служителю лучше обратиться за ирной плодородия, а кто быстрее изведет мышей или усмирит взбунтовавшихся рабов.
Если последователей Светлого Иггра ждали семь лет пиров и увеселений с последующим возрождением в человеческом облике, то Темный и сам был не прочь поразвлечься с уподобившимися ему людишками, причем весьма своеобразно, а очередную жизнь им предстояло провести в виде дикой твари вроде крысы или растения.  К «темным» йерам это не относилось: они и на том свете оставались верными слугами божества.
Вообще-то яростным гонениям со стороны храмов подвергались только сектанты, поклонники Тваребога, о которых, впрочем, уже давно ничего не было слышно. Остальные могли верить во что угодно, лишь бы соблюдали законы Царствия Иггрова – все равно истинные чудеса могли творить только Взывающие К Двуединому и Глашатаи Его, то бишь старшие йеры и дхэры. А посему попытки создания иных религий увядали на корню.
Иггровы Слова – жизненное напутствие и наречение именем. Негласно полагается, что оно защищает от сглаза.
Медвед - отрицательный персонаж, один из любимцев Тваребога, покровительствующий блуду.
Селищане верили, что если Темному ночью захочется промочить горло, но для этого ему придется самому сдвигать крышку и крутить ворот, то он рассердится и испортит всю воду в колодце. Поэтому ночью на краю сруба всегда стояло наполненное ведро.

Известные другие религии:
Монахи - бесполезная, но одобренная йерами секта. В нее, как правило, уходили Внимающие, не прошедшие церемонию Приобщения, однако смирившие гордыню и удалившиеся от мира в поисках самосовершенствования. Монастыри исправно платили храмам налоги, за что йеры милостиво признавали монахов своими наместниками, позволяя взимать с селищан деньги за молитвы и проповеди во славу Иггрову.
Поклонники Иггровой Сестры - изредка бродили по городам под звуки флейт и хоровых гимнов; пели они неважно, играли еще хуже, поэтому хлопот обережи не доставляли – горожане сами их освистывали и закидывали огрызками.

Обережь
Обережники делятся на боевых (при храмах) и городских. Боевые в основном только присутствуют на храмовых праздниках, якобы олицетворяют мощь Царствия. Городские работали куда лучше. Для боевой обережи - все оправдания и взыскания должны быть с глазу на глаз с йером.
Обережь носила две фьеты, мыслестрел и плеть. Заряжали оружие перед заступлением на дежурство, под расписку получая стрелки у главы обережи.  Из формы известно только описание штанов: темно-синие, просторные которых и хватило бы на выкройку юбки, а то и двух.
Отрезвляющие ирны для обережников йеры призывали за полцены. Обережнику по должности положено знать всех Взывающих в лицо.

0

2

Обычная жизнь

Все древние города окружала диковинная стена из многослойно переплетшихся и слившихся прутьев толщиной с хороший тополь. Снаружи и поверху она щетинилась шипами длиной с руку (на которые в воспитательных целях насаживали преступников), а изнутри поражала зеркальной гладью шлифовки. Дхэры то ли утратили секрет создания подобных оград, то ли это было чересчур трудоемко, но возникающие в них дыры латались обычными камнями и цементом, из-за чего издали стена выглядела как сорочье гнездо, обмазанное глиной поверх прутьев.
Ездить по городу быстрее бегущего человека разрешалось только пожарникам, обережи и йерам. В каждом городе Царствия Иггрова имеется cемь главных прямых улиц, сходящихся к площади, как ступицы в колесе. В Орите (и, видимо, других больших городах) за каждым клином закреплено два семерика обережи – ночной и дневной; соответственно чем ближе к окраинам, тем реже их там можно встретить.
Огни Иггра (в просторечье просторечье «божьи рожки») – два языка пламени, синий и красный, сквозь которые можно было безбоязненно пронести руку, попеременно ощутив жар и холод. Тьму они разгоняли неважно, но, по крайней мере, намечали контуры улиц, а Двуединому в безоблачные ночи открывался чудный вид на рассыпанные во мраке огненные снежинки городов – чтобы знал, куда ниспосылать свою благодать. На площади в ночь Вознесения Невесты «божьи рожки» не горели.
За несколько бусин у йеров можно было купить «вечный уголек», который не гас по году, и хозяйки хранили его в маленьких горшочках на припеке.
Управник - главный в селище. Халупка - длинный дом для слуг и рабов, обычно разделен на две части с отдельными входами. Зачастую к нему по сторонам пристраивают овин и хлев
Тракт на три оси - дорога, по которой могут ехать в ряд три телеги. Таким образом, ширина дороги мерялась количеством телег, которые могут проехать по ней в ряд.
«Пляшущая гадюка» - школа боевых искусств. Практикует бои на отравленном оружии, требующие высшей степени собранности и точности движений
Единственное известное "канонное" ругательство: "Трижды ха и кабаний хвост!", при этом символично оттопыривали мизинцы на обеих руках. Возможно, оттопыренные мизинцы - аналог нашей двухпальцевой комбинации :)

Деньги
Денежная единица - бусины. Были золотыми, серебряными, медными. Видимо, по ценности напоминали аналогичные монеты. Нанизывались на браслетину.
Полный браслет - около тридцати бусин.
Бусы - не меньше шести полных браслетов

Татуировки
Простому смертному без цехового знака никуда: а вдруг ты какой-нибудь жулик или лентяй, так и не выбившийся из подмастерьев? Конечно, любую наколку можно подделать, но если обман откроется, то поверх нее ляпнут клеймо, с которым тебя уже никто не возьмет ни на службу, ни в ученики. В татуировках не путались даже пятилетние малыши.
Красный цвет – профессии, связанные с кровью: охотники, лекари, обережники.
Голубой – с искусством: художники, барды, скульпторы.
Черный – со смертью: гробовщики, могильщики, мусорщики.
Зеленый – с землей: пахари и скотоводы.
Коричневый – с ремеслами: кузнецы, гончары, портные.
Желтые - купцы и владельцы едален,
Золотые - знать.
Зеленые вилы - знак землепашца. Зеленые бусы - знак богатого землевладельца, на которого работают батраки или рабы. Фьета - знак обережника, наемника. Фьета, обведенная ободком - боевая обережь.
У жрецов Лозы: "Левую руку тваребожца от запястья до плеча, заползая на бок и шею, обвивала тщательно прорисованная, темно-синяя с металлическим отливом лоза, словно сама по себе проступившая сквозь кожу. Казалось, пятипалые листочки вот-вот шевельнутся на ветру"
Без татуировок обходились только йеры.

Еда и напитки
Скваш - равнинная брага. Аналог земного пива. Считается, что честь создания этого напитка принадлежит Темному, с досады плюнувшему в затопленную яму с зерном.
Остец – высокий и густой злак, хотя менее урожайный, чем та же рожь, а требует двукратной ирны. Но именно из остеца делают сусло для скваша, поэтому выращивать его все равно выгодно. Аналог земного ячменя.
Самойлика - сорняк. Из нее получался приторный, чуть горьковатый отвар, отгоняющий сон и придающий мыслям ясность, который пили как аристократы, так и отребье. Настаивать самойлику не рекомендовалось, ценилась именно первая, всего несколько секунд побурлившая вытяжка.
Горящая самойлика оказывала противоположное отвару действие, опьяняя и поднимая настроение. Йеры по чуть-чуть добавляли ее в храмовые курительницы, дабы проповеди были успешнее, а исповеди искреннее. Законом вдыхание самойлики не запрещалось, а общественное порицание потерпело такое же сокрушительное поражение, как и со сквашем. Впрочем, травяной дурман выветривался за какой-то час, а похмелье ограничивалось плохим настроением.

Игры
Квайр - распространенная настольная игра. Что-то, отдаленно напоминающее шахматы. Известно, что там есть: желтые квадратики - самые мелкие фишки. Глина - белая фишка, которая раз за игру, на один ход, может стать любой фишкой из уже сброшенных с доски
Кукушкны гнездышки - аналог земных "наперстков"
Упомянуты собачьи бои. По-видимому, они ничем не отличаются от аналогичных земных

Меры
В Царствии Иггровом принята десятеричная система счисления, однако семерка считается божьим числом и соответственно «круглым», часто используясь в подсчетах
Время измеряется в минутах, неделях/семериках, месяцах и годах. Думаю, секунды и часы тоже использовались в подсчетах и равны земным. В году восемь месяцев, думаю, тоже примерно равных земным (30 дней).   
Выстрел - расстояние, на которое бьет боевой лук. Примерно 400 шагов. 
Верхолуние - вторая треть ночи, когда подлунок находится сверху по отношению к луне
Праволуние - время, когда подлунок находится справа от луны. Видимо, конец ночи.
Леволуние - время, когда подлунок находится слева от луны. Первая треть ночи.

Оружие
Фьета - холодное оружие, широко используется обережью. Известно, что клинки были волнистые. Нечто вроде земного одноручного фламберга. Как правило, мечи парные, носятся в заспинных ножнах. Черный цвет ножен означает, что кромки клинков смазаны парализующим ядом. Из другого холодного оружия в тексте упомянуты только обычные ножи-кинжалы.
Мыслестрел - Оружие дальнего боя, крепится на запястье и внешне отдаленно напоминает браслет. Стреляет, повинуясь мысли, требует полного сосредоточения. Даже в лучших мыслестрелах пружины и спускались поочередно, с секундными промежутками. Мыслестрелы с возможностью одновременного разряда всех стволов - штучная и очень дорогая вещь, почти сказка. Работали они только благодаря ирнам. Луки тоже использовались, но явно проигрывали мыслестрелам.
Стрелки различались: черные - обычные, красные - отравленные (человек отделается опухолью или нарывом), синие содержали смертельный для человека яд. За нелегальное хранение синих стрелок полагалось четыре семерика плетей и два года каторги. Синие с черными насечками – паралитические, действующие лишь через пару минут. Яды, которыми пользовалась обережь, действовали до полусуток. Охотничьими стрелками человека убить сложно – разве что попадешь в глаз или точно в сердце.
Так же из оружия в тексте было копье.

0

3

Растительный и животный мир

Растения
Плеснида - растение-падальщик. Из обвитых ею трупов вылупляются моруны. Имеет соцветия-зонтики алого цвета. Настолько ядовита, что саму ее никто не ест. Даже трава на этом месте лет пять не будет расти, да и потом оно будет выделяться из луговины.
Камалея - лоза с листьями всех оттенков красного, от кричаще-алого до теплого рыжего. Может оплести целый дом. Сок - красный, похожий на кровь. Семена - иссиня-черные, блестящие, пузатенькие, напоминали яблочные, только раза в два крупнее. 
Камалейник - синий, мелкий и ползучий, как ежевика, видимо, тоже полукустарник. Имеет шипы. Цветок: "Четыре одинаковых лепестка пронзительно-синего цвета, серебряная кайма, белые прожилки, завитые усы тычинок, лиловый воротничок из чашелистиков и короткий, с ноготь, обрывок стебелька". С четвертой инициацией Привратницы камальки летят к цветам камалеи. Семена внешне не отличаются от семян камалеи.

Животные
Корлиссы - дальние родичи кошек. Ближайший земной аналог - кошачья порода мэйн-кун, только еще раза в два-три больше :) Нижние, голубые половины радужек отражают свет, черные верхние словно впитывают. В центре пронзительной желтизной фосфоресцировали фосфоресцировали зрачки. По поведению похожи на кошек. Корлиссы не годились для верховых прогулок – слишком быстро выдыхались. Оседлывали их больше ради развлечения и разминки, да еще на скачках по праздникам
Крара - крупная хищная рептилия.
Крагги - насекомое. Питаются ирнами, отбирая у земли способность ее принимать. Людей крагги не едят, но, как и осы, злобно атакуют незваных гостей. Кто-то может выдержать три-четыре укуса, кто-то отдает концы от одного. Жвала у крагг хоть и слабые, зато преострые, незащищенное тело способны располосовать до костей, вокруг раны быстро возникает отек, в глазах мутнеет, а сердце начинает колотиться, как бешеное. Имеют три пары жестких крыльев.
Клыкач - наземный хищник размером с кабана, на него же и похож.
Ящерок - ездовое животное, отдаленно напоминающее земную ящерицу. Собственно ящерицы во время событий игры - вымершие животные. Коней в Царствии Иггровом нет! Единственная известная порода - богайская.
Почтовые голуби у обережи были толстые, сизого цвета. При храме тоже разводили почтовых птиц, черных и белых – для разных вестей. Но быстрее и лучше всего послания доставляли такие вот беспородные твари, возвращавшиеся в родную голубятню через все Царствие.
Так же в тексте встречалась салойская, исключительно злонравная порода баранов, легко отличаемая по черным ногам и хвосту.

0

4

Храм

Чины и их взаимодействие
Все служители носили мантии, различающиеся между собой.
Внимающий - младший храмовый служка. Пройдя церемонию Приобщения, Внимающий становится Взывающим и получает право носить символ Иггра – освященный им хлыст (оболочка, вместилище силы). Старшим йерам полагалось обращаться друг к другу на «ты».
Формально светлые и темные йеры не различались: носили одинаковые одеяния и знаки, обладали изначально равной силой Взывания (с годами и опытом она крепла) и читали одни и те же проповеди. У йеров было не принято брать друг с друга деньги: либо не оказывай услуг, либо расплачивайся ими же.
Йеры охотно призывали ирну плодородия в долг, отмеряли три месяца сроку, а потом приходили и отбирали ее обратно, обрекая селищан на голод и продажу земли за полцены (храмы же ее и скупали, немедленно пуская в оборот). В отличие от членов прочих гильдий, любой йер мог взывать в любом городе – если, конечно, его не смущали неодобрительные взгляды местных храмовников.
Если один Взывающий публично признавал старшинство другого, то последний был обязан стать его наставником хотя бы на день. У йеров и боевой обережи общая ящерня, но первые не носят доспехов.
Ритуальная фраза при взывании: "Отойдите и внемлите, Иггровы чада. Сейчас Двуединый явит вам свою силу"
Приближенные - семеро лучших йеров при храме. Носили длинную, змейкой, серьгу. Смерть от старости им не грозила – однако мало кто проживал столько, чтобы в этом убедиться. 
Иггровы Глашатаи - дхэры. Питаются жизненной силой. Надевают темно-бордовые, ниспадающей до самой земли бархатные мантии с капюшоном. Из-под нее виднеется кончик чешуйчатого, непрерывно шевелящегося хвоста. Еще описание внешности: "Капюшон свалился за плечи, открывая клином вытянутую вперед башку, лупатую, гладкую и блестящую, как у крагги-переростка. Под задранной мантией мелькало светлое брюхо с недоразвитыми, прижатыми к нему лапками."

Храмовые мероприятия
«Час милосердия» - утреннее время, когда отчитавшие проповеди и разобравшиеся с ирнами йеры от имени Иггра подкармливали «сирых и убогих»
Праздник Вознесения Невесты.
Зимой в центральных городских храмах по всему Царствию Иггрову, проводились Смотрины – главный ежегодный праздник, на котором дхэры отбирали восемь женщин, дабы потом в начале каждого месяца по одной сочетать их узами брака с самым завидным женихом Царствия – самим Двуединым.
На руку божества могла претендовать любая незамужняя женщина, включая вдов, старух, нищенок и блудниц. Единственным условием было согласие невесты, что она подтверждала дважды – во время Cмотрин и самой свадьбы. Если божья избранница в последний момент трусила и требовала разрыва помолвки, ее не неволили, да и другие желающие тут же находились, однако «изменница» покрывала себя несмываемым позором: семьи женщин получали хорошее приданое, к тому же числиться в свояках у бога было очень почетно.
Поскольку Двуединому не пристало брать в жены рабыню, храм дает ее хозяину откупные (Разумеется, не настоящую цену, а символическую, причем хозяину полагается отказаться от денег, бурно радуясь и славя Двуединого за его выбор) и женщина обретает свободу. Но увильнуть от венца она уже не может: за порогом храма ее поджидает обозленный владелец, жаждущий поквитаться с ней за ущерб и «предательство». Хозяину приходится возвращать храму неполученную сумму плюс штраф за продажу негодного товара.
После торжественного шествия по городу и венчания со статуей Иггра новобрачную оставляли одну в пустом храме, поутру находя там только сброшенные ею одеяния. Подсматривать за интимной жизнью бога считалось кощунством, поэтому двери на ночь опечатывали, а утром торжественно взламывали, предъявляя толпе кружевные свидетельства божественного вмешательства (которые чуть попозже можно было купить на талисманы незамужним девицам)…

Храмовое устройство
На восточной стене Иггровых храмов висит бронзовый гонг, на западной – медный. Удар в первый знаменует приход дня, во второй – ночи.
Посещать святилище дозволялось только Приближенным, йерам высшего храмового чина. Перелезть через стену святилища в обратную сторону невозможно. При проникновении чужаков со стороны стен распространяется тень, убивающая все живое.
Если храм напоминал сдвоенную луковицу – одна макушка выкрашена в белый цвет, вторая в черный, – то семигранное святилище здорово смахивает на приземистого клопа, затаившегося в ее тени. Здания не сообщались, хотя всегда строились в паре, а соединяла их высыпанная дробленым известняком дорожка.
Иггров знак - шпиль в форме петли. Думаю, что неоднократно упоминающийся в книге знак Иггра представляет собой именно петлю.
Платы за еду с гостей в храме не требовали, но пожертвовать «на нужды храма» следовало обязательно.

0


Вы здесь » Царствие Иггрово » Информационный блок » Реалии мира